Леонид Пашковский о съемках второго сезона “Хочу домой”

Леонид Пашковский – автор популярного тревел-канала “Хочу домой. Путешествия, в которые вы не поедете“. Год назад он закончил первый сезон, снятый в Пакистане, Иране и Индии (вот его интервью по итогам сезона). А сегодня выложил первую серию второго сезона:

Съемки проводились в сентябре-октябре прошлого года на Кубе, Ямайке, Гаити, в Панаме, Коста-Рике и Венесуэле. Всего нас ждет 9 или 10 серий. Мы поговорили с Лёней о втором сезоне.

Ты давно вернулся?

Да в ноябре ещё.

Какие у тебя ощущения после того, как ты возвращаешься с такой поездки?

Я приехал в таком а*** [удивленном состоянии] сильнейшем, что мне кажется, мозг просто блокирует все эти воспоминания, и я реально до сих пор не могу толком как-то проанализировать и вспомнить всё. Такой стресс был, что просто стёрлось всё из памяти.

Сейчас очень кайфую: просто сижу дома и всё, мне не хочется выходить, не хочется никого видеть. Хочется посидеть, почитать, посмотреть сериалы. Работаю еще, конечно.

Но прошло уже три месяца почти.

Да я реально просто не помню эту поездку. Сейчас сел перечитывать заметки с телефона, которые писал по ходу: открывается удивительный мир. Я не помню, чтобы это со мной происходило.

А сколько ты уже смонтировал примерно?

Монтирую до сих пор. Какие-то серии уже готовы. Я делаю одну, бросаю, начинаю другую, потом возвращаюсь – чтобы свежесть взгляда сохранять. Материала очень много, и чтобы сделать плотно и бодро, надо сильно за***чить.

Но я к тому, что память должна наверное возвращаться, когда видишь кадры?

Слушай, не возвращается. Я смотрю на это, как на какое-то кино, совершенно. Очень тяжело осознать, например, что люди действительно живут вот так, в жестяных коробках. Настолько у меня это не ассоциируется с реальностью…

Подожди, это хуже трущоб Индии?

Б** [Боже], да это несравнимо! Нет, ну понятно, что в Индии тоже есть такие места, но я там не был. Так что именно на Гаити я впервые в жизни увидел такой уровень жести. Это абсолютный ад просто. В Гаити, да и в целом регионе, остро чувствуется отсутствие надежды хоть на что-то. Люди практически не улыбаются. Вот говорят, что в России в автобусах люди ездят грустные, с постными лицами. Те, кто так говорит, просто в Гаити не были. Вот там постные лица просто п***** [катастрофа]. У меня спрашивали будет ли в серии про Гаити в конце какой-то обычный для “Хочу домой”  духоподъёмный монолог, но я понял, что это не про Гаити.  Там нет абсолютно никакой надежды хоть на что-то хорошее.

Но ты провел там две недели почти?

2 недели, да.

Где ты всё время это жил?

Сначала заселился к каучсерферу. Всего их там нашлось трое на всю страну: два брата, которые живут вместе, и их друг, живущий рядом. Я сначала заехал к ним на два дня, но быстро съехал в хостел при какой-то НГОшке американской. Они сдают комнаты за 30 баксов – дикие деньги – но я пошёл туда, потому что с этими чуваками было невозможно жить. Там пятеро братьев, все работоспособного возраста и состояния, но так как им просто нечем заняться, они с самого рассвета выходят на крыльцо и просто сидят. Молча. С постными лицами. И всё. Ничего не делают, электричества нет, телефоны быстро садятся – долго в футбол не поиграешь. Вот они сидят так, на вопросы отвечают односложно, английский у них очень слабый, а по-французски я не понимаю. Хотя, может, такие молчаливые из-за языка.

Потом идут водить тебя по своим родственникам. Такое развлечение ежедневное: пойти к какому-нибудь родственнику. Если у него есть работа или где-то нарулил денег, он тебя накормит или пива нальет.
И вот ты приходишь домой к кому-то, заходишь в квартиру, а на тебя вообще никто не обращает внимания. А белых то в стране нет вообще. То есть, казалось бы: “Б**! (о боже!) Белый! Откуда вообще? Кого ты привел?” Нет, никто на тебя даже не смотрит. Ты вообще не понимаешь, почему. Они делают вид, что тебя не замечают, или им действительно неинтересно. Или это показное отвращение? Ты чувствуешь себя лишним элементом, очень неуютно. И не с кем поговорить, потому что никто не знает английского. Вот прикинь, семья из семи человек в доме из двух комнат, в котором есть только ковер и шкаф. Электричества нет, воды нет, туалет и душ на улице, но чтобы им воспользоваться, нужно пойти и купить воды на разлив. Все спят в одной комнате вповалку на полу. В итоге я ушел, потому что и с точки зрения материала здесь ничего нет, и просто умрешь с тоски. Тоска их заражает. Хочется сесть и сидеть.

А за счет чего живут вообще? Им НКО какие-то помогают продуктами или еще чем?

Я так и не понял до конца. Но семьей у гаитян считаются все самые дальние родственники, и у кого-то из них обязательно есть работа. И вот за счет этих людей все живут. Кто-то где-то нарулил три копейки, к нему придут пожрать и выпить. Один из братьев печатает вручную принты на футболки и продает их. Кто-то работал переводчиком для китайцев, которые приезжали после землетрясения. А если кто-то работает на государственной работе, то он обречен содержать всю семью. И лотереи. Ларьки с ними на каждом углу – так же много, как и церквей. Я подключил местную симку и мне реально 10 раз в день приходили смски с рекламой лотерей.

Ты не выиграл?

Я не играл почему-то

Мне кажется тебя бы точно тогда ограбили, если бы выиграл.

Абсолютно точно. Или даже бы не сказали, что выиграл.

Эта абсолютно визуально никчемная фотография при детальном рассмотрении может рассказать много интересных фактов про Гаити. 1. Почему они такие черные? Гаити – это же где-то в Латинской Америке? Гаитяне выглядят абсолютно так же, как жители черной Африки, а не как, например, метисы на Кубе, Ямайке, Венесуэле, Бразилии и США. Во всех этих странах потомки рабов активно смешивались с потомками европейцев. На Гаити никто не смешивался, потому что это первая в истории страна, в которой произошла революция рабов. Выжившие белые предпочли свалить. 2. На ней что, кепка Cangol? Ага, самая настоящая. В одной из самых нищих стран мира люди ходят в настоящих брендовых шмотках. Потому что страны первого мира присылают тысячи тонн гуманитарки. Но людям ее не раздают. Власти продают ее людям мелким оптом, а те перепродают вещи, сидя на тротуарах. Ну вы помяните притчу «дай голодному удочку». 3. А че они вообще сидят сиднем? Потому что работы в Гаити почти нет. Часто всю семью из человек десяти кормит женщина, продающая на улице овощи, фрукты, шмотки или готовую еду. 4. У нее что, стол на голове? Там всё носят на голове – Африка ж ) 5. Это на каком языке надписи? Между собой гаитяне говорят на креольском – смеси старофранцузского с африканскими языками. Все максимально упрощено: как слышишь, так и пишешь. Говорящие по-французски оценят удобство. Французский тоже все знают. 6. Почему она делает рукалицо? Гаитяне очень не любят камеры. Половина людей закрывается и отворачивается, даже когда объектив на них не направлен. Другая половина злобно на тебя орет. Все там уверены, что мы зарабатываем на их фотографиях невероятное бабло. Поэтому мои фотки с Гаити такие уродливые. Продолжение следует.

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

А там на креольском говорят по большей части?

Друг с другом, да. Но французский тоже все знают. А людей, которые знают английский, я нашел буквально двоих.

А в Доминикану ты не заехал?

Я собирался, но выяснил уже в Гаити, что туде мне нужна виза. Россиянам не нужна, и я подумал, что к беларусам это тоже относится. Оказалось, что нужна. Из-за этого я натерпелся проблем. Пришлось на месте получать визу США в Гаити, а для посольства это выглядело странно и вызвало кучу вопросов. К тому же офицер подумала, что из моего паспорта вырваны страницы (а это просто дизайн такой у белорусских паспортов), и виза далась мне большой кровью. Но без нее я бы вообще не смог улететь с острова, потому что все рейсы только с пересадкой в США.

Кстати, если гаитянину нужна виза (а нужна она всем, чтобы свалить оттуда), он сначала идет к жрецу вуду или в церковь и проводит обряд. И только потом в посольство. Я тоже сходил. Помогло, как видишь.

Но прилетел ты вообще в Гавану, а начинаешь с Гаити. Специально с трешака начинаешь сезон?

Ну да, чтобы подзадорить как-то все.

А как тебе Гавана?

Полный п***** [катастрофа] тоже.

Но надежды больше?

Примерно такой же ноль надежды. Я был шокирован тем, что кубинцы ездят в Гаити за товарами, продуктами, торговать вообще. Оказалось, что в Гаити в какой-то степени больше возможностей, чем на Кубе. Им, по крайней мере, привозят кучу гуманитарки, на которой можно делать бизнес. На моих глазах разгружали фуру с одеждой и мелким оптом продавали людям. Потом они сидят на тротуарах и перепродают ее. Вся страна ходит в оригинальных брендовых шмотках.

Поэтому кубинцы туда едут, скупают эту дешевую хорошую одежду и везут продавать к  себе. Некоторые гаитяне даже знают испанский благодаря этому – для бизнеса. Но если в Гаити все грустят, то на Кубе никто особо не грустит – все просто бухают и танцуют. Я думал, это миф, но преувеличений тут нет – реально все пьют и танцуют. И всем плевать, что жизнь говно. И вот еще: гаитяне и кубинцы живут за счет тех денег, которые им присылают родственники из США. Все очень расслабленные: ты всегда можешь рассчитывать, что мама, тетя или сестра пришлет 100 баксов, а на эти деньги можно месяц жить. Половина наружной рекламы в Гаити – Вестерн Юнион и другие системы международных переводов.

Ты говорил, что в Гаити сложно снимать…

Да, первые дней пять я вообще не знал, что делать. Как только на улице достаешь камеру, даже если не снимаешь, сразу кто-то начинает орать, обязательно подбежит и начнет махать руками. Мне потом перевели крики в мой адрес. Это было: “Я тебя сейчас от***** [побью]!”

Даже те люди, с которыми я общался, сразу закрывались и отказывались говорить дальше, если я доставал камеру. Все считают, что ты зарабатываешь на них. Чтобы хоть что-то снять нужно было с каждым по 2-3 дня походить, подружиться, покормить, втереться в доверие. И на Ямайке почти то же самое. Я главному герою первой ямайской серии целый день студию и хату помогал убирать, потом день компы настраивал и день слезно уговаривал. Только после этого он сказал волшебное “Доставай камеру”. Там чувствуется сильный разрыв между черным и белым миром. И это отношение, мол, “мало того, что мы пять веков страдали, так вы еще тут приезжаете и снимаете, деньги на нас зарабатывая”.

На Кубе, думаю, была другая история?

Там все открытые, общительные, но все просят деньги сразу же. Ты приходишь на паром, у тебя проверяет билет контролер и тут же просит “доллар на газировочку”. Спрашиваешь у кого-то, говорит ли он по-английски, а в ответ: “Да, говорю. Я умный! Дай мне доллар!” Из трех десятков людей, с которыми я там общался, не попросили денег двое. И то только потому, что мы договаривались куда-то поехать, чтобы что-то сделать. Естественно за мои деньги. Типа “поедем на день рождения моей мамы в деревню”.

А однажды я сидел на лавочке, а рядом был дед с двадцатиленей племянницей. Хорошо разговаривали за жизнь, но в конце он просто начал “продавать” свою племянницу: “У меня есть домик недалеко от Гаваны, поехали, кайфанешь там, фрукты, ром, ночь с племянницей”. А ей двадцать, разведена, ребенку 2 года. Улыбалась сидела, говорила, какие у меня красивые глаза.

Кажется, эта индустрия на Кубе развитая, нет?

Абсолютно. Много раз в день подходят с предложением секса. В любой ситуации могут подойти. Один из кубинцев мне говорил так: “Наши женщины – идиотки. Они хотят только денег и трахаться. Сейчас придет ураган: надо жилье готовить, окна укреплять, но единственное чем тебе женщина кубинская поможет, так это подойдет и скажет: “Трахни меня в задницу, пожалуйста”. Было смешно, когда ураган на самом деле прошел: мебель плавает по улицам, люди плавают тут же купаются, все по колено в воде, а к тебе подходит кубинка с бутылкой рома и предлагает себя.

Цену-то ты выяснил?

Цена равна твоим способностям торговаться. От тридцати долларов, наверное, но все остальное зависит от твоего скилла сбивать цену. Я встретил итальянца, который 16 лет подряд на Кубу приезжает именно за этим. Кстати, они так художественно описывают, как будут тебя обслуживать, что удержаться невероятно сложно. В секс по телефону я бы нанимал только кубинок.

Но ты никому денег не давал за съемки?

Давал, давал. Очень много денег потратил на героев, чтобы они просто заговорили. В первом сезоне я платил только садху в Варанаси. Но они себя агрессивно вели, а тут агрессивно никто себя не вел. Просто я снимал, а они в конце просили денег, и я хоть что-то давал, потому что посеяли они во мне это чувство вины. Я приехал, снимаю, вытаскиваю из них что-то ради своего интереса, а они так и продолжат в этой бездне существовать.

Бремя белого человека…

Да, да. Было стрессово. Когда у тебя каждый просит бабла, то уже ни к кому не хочется подходить.

Кстати, по поводу урагана. Встречал тяжелые последствия?

Нет, нигде не было сильных последствий. Но Гавана после урагана – фантастика. Во всем городе не было электричества: в каких-то районах пару дней, где-то неделю. Люди с самого утра выходили на улицу с ведрами, банками, жестянками, садились, на всем этом играли музыку, пели и бухали. И вот такая огромная тусовка длилась двое суток. Я утром вышел из дома позавтракать, а вернулся поздно ночью в хлам пьяный. Ураган – очередной повод повеселиться.

Но пара домов обрушилась с парой летальных исходов.

Чем глобально похожи страны первого сезона (Иран, Пакистан и Индия) и второго (Карибский регион)?

Это абсолютно разные полюса и ничего похожего нет. По ментальности очень разные. В ту поездку я будто к родственникам съездил в гости. Настолько все были приятными, гостеприимными и честными. Там никто не выглядел опасным или подозрительным. Даже в Пешаваре, где в страхе можно было каждого принять за талиба, – все были крайне приятными чуваками. А здесь я к каждому относился к подозрением, всегда на стреме. Было четкое ощущение, что тебя хотят на***** [обмануть], нельзя никому доверять. И все видят в тебе неравного человека. Ты приехал в мир черных людей, и они настолько сильно обозначают разницу культур, что попытки западных стран говорить о равенстве какими-то смешными выглядят. Там все прекрасно знают, что его нет и притворяться не пытаются. Плюс высочайший уровень насилия и убийств в целом по региону. Короче, ни на секунду не забываешь, что ты чужак.

Ты сейчас про все страны говоришь? В Коста-Рике то же самое?

Про все. Куба, Ямайка, Гаити… Коста-Рика приятное место – американский Крым.

А Венесуэла?

А Венесуэла немного другая. Там все смешались. На Кубе тоже смешались сильно, но там все еще заметна сегрегация. Черные имеют меньше власти, возможностей, чем потомки испанцев. Можно часто было увидеть, как черные работают у белых. В “касах”, которые сдают иностранцам, ресторанчики частные и так далее: их держат белые, а работают там черные.

Так вот, Венесуэла – уже совсем не Карибы в культурном плане. Африканского влияния там в разы меньше. А люди друг друга по-дружески называют “негро”. Даже белые. Это типа “братан”.

Это я в Каракасе, Венесуэла. А со мной гей Джованни, который попал в кадр специально, чтобы рассказать три интересных факта о местной культуре: 1. Здесь почти нет гомофобии. Несмотря на мачизм, культ женского тела и силиконовые импланты, которые отцы дарят дочерям. В разговоре люди часто обращаются друг к другу "Марико" – "пидор". Это такая дружеская замена слову "чувак". 2. В сельских районах Венесуэлы, откуда Джованни родом, есть традиция приводить мальчиков, у которых началось половое созревание, к ослице. Их собирают вместе и всей толпой приводят к животному. Пока один занимается с ослицей сексом, другие смотрят и ждут своей очереди. Презервативы не используются. Ослица почти не реагирует. Так вот, первый секс у Джованни был в 12 лет с ослицей. Потом с козой. Потом с проституткой. И только потом с кубинцем – его преподавателем в университете. 3. Черных в Венесуэле называют "Негро". И никаких проблем. Это, скорее даже, дружеское обращение. "Негро" называют и белых. Это что-то вроде синонима слов "братан", "чувак", "дружище". В абсолютно белой семье сын может называть свою мать "Негра" – это ласково.

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

А на Ямайке все такие же дружелюбные, как мне кажется, из-за музыки регги?

Половина людей там была очень дружелюбная: подходили на улице, спрашивали как помочь, предлагали заплатить за такси и так далее. А вторая половина похожа на гаитян. Может, какое-то социальное расслоение. В Кингстоне очень четкие границы между хорошими и плохими районами.

Думаешь есть корреляция с количеством потребляемой марихуаны?

Не, там все употребляют, так что водораздел в чем-то другом. Я когда приехал в деревню растафарианцев в лесу, тут же ко мне подошел чувак и протянул красивый кустик в подарок, сказал “Привет! Добро пожаловать”. Очень там приятные все были. Пока денег просить не начали.

Ездить на Ямайку нужно точно не за лазурными пляжами, рисом с бобами, жопастыми женщинами и доступной ганжей. Все это не так интересно, как разговоры с растаманами-фундаменталистами, которые 20 лет назад ушли от Вавилона подальше в горы, незаконно заняли там кусок земли и построили свою деревню, где сейчас живёт больше сотни человек. Это были лучшие дни всей моей экспедиции (даже при том что я ни одного бланта не выкурил!): лес, тишина, умопомрачительные пейзажи и первые по-настоящему приятные люди в этом регионе. Но то вывернутое на чёрную изнанку и приправленное фантазиями в стиле Дружко христианство, которое они исповедуют и называют Растафарианством, – это полный пиздец. Не буду раскрывать всех карт – в новом сезоне будет подробнейшая проповедь на эту тему – вы станете настоящими экспертами в теории раста. А пока просто дарю вам этот пышный букет шишек с горных плантаций. И кстати: курят в поселении далеко не все!

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

А что культура растафарианства значит для страны?

Для страны ничего не значит. Это малочисленная секта, по факту все население – христиане. У растафарианцев очень интересный замут – все учение основано на Библии, но поклоняются они Хайле Селассие – мерзкому диктатору-императору Эфиопии. Верят, что он – воплощение бога и скоро вернется на Землю с армией летающих тарелок, чтобы испепелить всех грешников. Верят, что скоро всем людям будут вживлять чипы под кожу, и поэтому уходят жить в леса – такая борьба с Вавилоном.

Хайле Селасси это же двадцатый век, современная история почти…

Да, в 30-ые годы на Ямайке был Маркус Гарви – борец за права чернокожих. Он говорил, цитируя Библию, что в Африке скоро появится черный царь, и, когда он придет, все смогут вернутся на “землю обетованную”, то есть в Эфиопию. И как раз в это время там короновался Хайле Селассие I. Просто так совпало. И многие стали провозглашать его богом. Сам император был об этом ни сном, ни духом. Он прилетал на Ямайку всего один раз и был немного удивлен, что ему там поклоняются тысячи человек. Это сугубо местная история – как раз в Эфиопии растафарианцев, считай, вообще нет. Какие-то ямайцы даже уехали туда, прожили там десятилетия нелегалами, без документов, и только пару лет назад их признали репатриантами на почве растафарианства. То есть, это абсолютно сектантская, тупая штука, возникшая на пустом месте. Я был еще в растафарианской церкви в Бруклине: там все стены увешаны портретами Хайле Селассие в военной форме, а служба состоит в полутарочасовом распевании его имени. Все, как в хритстианской церкви: кадило, алтарь. Только вместо икон и крестов везде портрет императора. Смешно: борцы с Вавилоном в самом его центре. Вышли из храма – поехали в Wallmart.

Траву, кстати, в раста деревне курила примерно половина населения, а вторая не курила вообще.

А что там с регги, другим главным экспортом Ямайки?

Музыка везде. Во всех странах региона, причем. Музыканты все – заходишь в хостел, чувак на ресепшене пишет музло во Фрути Лупсе. Везде стоят огромные хрипящие колонки, из них валит дэнсхолл. Вайб дикий. В Тренч-Тауне, районе Кингстона, где зародилось регги, очень много мелких студий. Я там потусил с ними, поснимал. Но, снова же, район с сильно криминальным имиджем. И чтобы получить добро на съемку, нужно было сильно постараться и хорошо играть “своего чувака”.

Ямайские чудеса продолжаются! Зашёл сегодня в Тренчтаун – тот самый район Кингстона, которого все очень боятся почему-то и где зарождался регги и жили все легендарные регги музыканты. Иду я, значит, по району, смотрю: музыкальная студия. Дай, думаю, зайду, поспрашиваю у пацанов, что сейчас модно и как они музыку делают. Поговорили, поставил им наших Аддис Абеба и Botanic Project. А закончилось все тем, что записали небольшой фристайл про дом родной ) трек целиком вместе с крутейшим партом ямайца будет в серии. А ещё вот трек, который сейчас рвет весь остров и звучит из каждой колонки: Vybz Kartel – Mhm Hm. Очень крутой – главное слушайте на полной громкости. Автор кстати в игре ещё с 90-ых, но сейчас сидит пожизненное за убийство своего соратника и продолжает выпускать хит за хитом. Подписывайтесь на чувака и следите за ямайской сценой: @blakkjezas А такую четкую майку с Андреем Рублёвым мне подарили @wonky_apparel

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

Я бы очень хотел вернуться в этот регион и уже снять что-то про музыку. Чем дальше копаю, чем больше всплывает музыкальная тема – там уникальный, крутой пласт культуры. А мы только про рэгги и слышали.

На Гаити очень популярен рэп на креольском, причем слушают только местных исполнителей. Еще электронная музыка: у них свой жанр, называется “рабодай” – такое дурацкое, примитивное, быстрое, ритмичное музло с вокалом. Вкупе с хриплыми колонкам и выкрученным на максимум звуком качает высше. Я сейчас подписан на кучу каналов с гаитянскими и ямайскими музыкантами. Это просто кладезь.

Но все эти музыканты хотят стать известными? Мне просто кажется, что рынок там небольшой: записи чуть ли не на дисках передают, концертов нет.

Концертов как раз таки очень много. Организуется очень много уличных, клубных движух. Но предложение превышает спрос, стать известным очень сложно. На Ямайке до сих пор диски продают прямо на улице. На болванки нарезают. Но вся эта музыка не выходит за пределы страны. В каждой стране слушают в основном свою. А на Кубе –  чаще всего своих экспатов из США.

Кстати, по поводу отсутствия надежды на Кубе. Это же довольно туристическая страна.

Этой индустрии там сильно не видно и глобальных перемен стране это не приносит. Вот в Индии чувствуется индустрия туристическая, а в Гаване какой-то туризм только в историческом центре есть, в пляжных зонах. А все, кто живут и работаю за его пределами, никакого профита не получают. Все крупные отели и рестораны связаны с властями. Дальше ближнего круга Кастро эти деньги не уходят.

Почему тебя не ограбили ни разу?

Я не знаю. Я никаких особых мер предосторожности не предпринимал. Носил, как и раньше, в трусах в сумочке паспорт и деньги. И все. Камера была либо в рюкзаке, либо в кармане, либо в руках.

Можно тогда сказать, что страхи преувеличены?

Нет, нельзя. Абсолютно обоснованные страхи. В разных странах по-разному, конечно. На Кубе безопасно, там боятся полицию. Можно опасаться только того, что тебя кинут на деньги каким-то образом, но не ограбят. На Гаити страшно все, просто страшно ходить по улицам: на тебя кричат, на тебя обращают внимание, всегда может собраться вокруг тебя толпа. Был неприятный момент, когда в последние дни на Гаити я осмелел и начал снимать все подряд. Все закончилось тем, что я повернул голову и увидел, что на меня идет толпа человек в сорок, все злобно орут, кто-то подбежал и начал вырывать камеру из рук. Все было близко к большому п***** [катастрофе]. Но я смог свалить, потому что какой-то чувак из местных подбежал меня защищать, отвлек на себя внимание. В Венесуэле, в Каракасе, так велика паранойя у местных, что я сам там почти не снимал: несколько раз достал камеру, снял пару подводок и больше не рисковал. Местные там реально ничего не достают из карманов. Чтобы прочитать смску они находят укромный угол, накрываются курткой. В метро даже никто не достает телефоны. Каждого третьего грабили. Солнце село – улицы почти пустые.

Что в итоге ты снял в Венесуэле?

Я поснимал интервью с чуваками, у которых жил, с их друзьями. Опять же пару раз на улице осмелел, что-то поснимал. Там, к сожалению, не будет полноценного материала. Это была последняя страна, и я так устал от постоянного стресса, что просто хотел остаться целым и уехать домой.

Слышал, что там жизнь человеческая вообще не ценится.

Да, местные говорят, что к тебе просто подходят с пушкой и, если ничего не даешь, тупо стреляют. На Гаити, например, ты постоянно видишь людей, которые роются в мусорке в поисках еды, но это воспринимается органично, потому что вся страна выглядит как мусорка, и работы почти ни у кого нет. А Каракас выглядит современным красивым городом, видно, что десять лет назад там было невероятное изобилие. Очень развитая, западная столица. Внешне. И люди так выглядят. И все на работу ходят. Но так же возле каждой мусорки кто-нибудь стоит и ест. Будет, кстати, видео интервью с одним из таких персонажей. Зарплата у людей 8 долларов в эквиваленте. Журналистка, с которой я разговаривал, получала столько. Говорила, несколько месяцев ест только макароны, потому что больше ничего не может себе позволить.

Такое фото должно быть у каждого, приехавшего в Венесуэлу. В стране галопирующая инфляция: два месяца назад доллар стоил 20 000 боливар, три недели назад, когда я был в Каракасе, – 40 000, а сегодня уже 80 000! Из-за этого наличных в стране не хватает, а в обмен на всего лишь 30$ мне дали полрюкзака купюр. И это совсем мало, потому что два месяца назад дали бы целую сумку – в ходу ещё не было новых купюр крупного номинала. А ходить с рюкзаком, набитым кэшем, – это смертельный номер на улицах Венесуэлы. Но даже эти деньги менялы собирали по всем обменникам рынка два дня – настолько большой дефицит наличных. В банкомате можно снять только 10 центов в эквиваленте в день. Средняя зарплата в стране по сегодняшнему курсу равна примерно 4 доллара. На них можно купить кило макарон, дюжину яиц и по килограмму муки и бананов. Люди месяцами едят только макароны без ничего. Бутылка хорошего рома теперь стоит 1$ Хот-дог 12 центов Стрижка в парикмахерской 20 центов Такси в аэропорт 1$ Бизнес-ланч 30 центов Проститутка в официальном борделе 5$ Но самое крутое – это бензин! Он тут стоит всего 6 боливар! То есть на один доллар сегодня можно купить 13 000 литров бензина!!!! Вот такое бывает, если страна не производит ничего, кроме нефтепродуктов, а правительство искусственно сдерживает официальный курс валюты. Он кстати равен 10 боливар за доллар – в 8 000 раз меньше актуального курса на черном рынке.

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

Я помню, там были уличные протесты

Они быстро закончились – всех быстро от******* [разогнали]. Какое-то количество людей погибло, все заткнулись.

Ощущения, что скоро еще что-то случится нет?

Нет, все так может продолжаться еще долгие годы. Никто, с кем я говорил, не высказывал ни малейших надежд на изменения. Реакция людей на эти вопросы примерно, как в Беларуси.

Но я думаю после приезда из Венесуэлы ты немного по-другому смотришь.

Я доволен всем (смеется)

Прекрасная страна, где все есть

Абсолютно. С Кубой то же самое. У них еще выборы президента в этом году. Даже если Рауль Кастро не пойдет на выборы, как он сказал. Все говорят: “Чувак, не смеши, если не Рауль, так его ставленник”. И самое страшное, что им некуда деваться. Если в случае с Венесуэлой, они могут перейти границу и уехать в Колумбию, то кубинцам некуда деваться – они на острове. Как и Гаитяне.

По-моему, кубинцы навострились строить плоты и доплывать до Флориды.

Не, это уже мало у кого получается. И американцы пресекли эту тему. Это при Кеннеди был закон, по которому убежище давали всем, кто ступил на американскую землю. Но когда Флориду наводнило мигрантами, эту штуку отменили.

Что у тебя с английской версией проекта?

Я начинал, пару серий перевел, сделал трейлер, но пока на этом все. Я не пока понимаю толком, как в рунете продвигать это дело, а в англоязычном интернете тем более. Тут нужно хорошенько подготовиться, чтобы в холостую не выстрелить.

Ну с первым сезоном-то у тебя все вышло?

Ну, мне кажется получилось, но не очень хорошо.

62 тысячи подписчиков, 160 тысяч просмотров в среднем у каждого видео, тысячи комментов.

Ну да, ты прав, наверное.

Самое последнее видео подняли трудами всего интернета. Кстати, там была история с Aviasales и тем, что они могут проспонсировать следующий сезон.

Да, они молодцы. Они в эту историю впряглись, сдержали слово. Мы просто договорились, что они как-то помогут, если видео наберет 200 000 просмотров [сейчас уже 300 000 – прим. ред.]. Они предложили какую-то сумму денег, мы поторговались, и, в итоге, почти даже хватило на съемки. Будут и другие рекламодатели.

Видел забавную интеграцию с беларуским страховщиком, да. У тебя в каждую серию интеграция планируется?

Да (смеётся). Надеюсь, что будет в каждом интеграция, и как-то в плюс выйдет всё по итогу. Но пока почти все договоренности с рекламодателями в подвешенном состоянии.

А сколько всего будет серий?

Девять или десять.

А ты был в Дарьенском пробеле в Панаме?

Там я по наводке Саши Федорова поехал к индейцам эмбера, которые на границе Дарьена находятся. Они были такой отдушиной и отдыхом. Там приятные, классные люди.

Рядом со мной в автобусе, идущем обратно в Панама-сити, села женщина. Сначала прикрыла нос платком, потом повернула на себя все дула кондиционера, а потом пересела к своей подруге, деля с ней одно место на двоих и говоря, что та спасла ей жизнь. Вот так сильно воняли мои кроссовки (возможно, не только они) после похода в деревню индейцев Эмбера в Дарьенских джунглях. А все потому, что добираться туда нужно сначала на лодке через огромное устье реки, больше похожее на морской залив, а потом четыре часа пешком через тропический лес, озера грязи, паутины диаметром в метр и триллионы муравьев, бесконечным строем идущих одной тропой с тобой. А потом ты попадаешь в деревню, где ну просто как в кино: разукрашенные тела полуголых женщин и мужчин, дома на сваях, лошади, и первый попавшийся тебе индеец говорит: "Привет, меня зовут Владимир!" Про индейцев и их деревню я расскажу позже, а пока предлагаю писать в комментариях свои предположения, почему же я придурок поперся через эти джунгли в кроссовках.

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

Ты с Сашей и Леной [Саша Федоров и Лена Срапян уже год снимают индейцев Южной и Центральной Америки, мы много писали об этом – прим. ред.] встретился?

Нет, с ними не смог, но встретился с Ильей Бондаревым в Панаме. Я заселился и прикинул, что они с Максом уже должны были доехать до Панамы. Я им написал, и оказалось, что они жили через дорогу от моего хостела. Выпили пивка.

Все переезды между странами были на самолетах?

Да, и на них ушло очень много денег – $3500. Как назло, нет морского сообщения между всеми этими островами. Вообще. И у Кубы закрыто водное сообщение вообще, а у остальных нет спроса, видимо, на такие вещи.

Летать между карибскими островами круто, потому что иногда происходит это на малюсеньких самолётах на 15 мест, размером с маршрутку (листайте вправо). Когда все пять человек, купивших билеты на рейс, пришли, нас пешком по взлетной полосе отвели к борту. Места занимаются кто как успеет, внутри приходится сгибаться вдвое – так там тесно. Пилоты забрались внутрь, положили рядом ссобойки, обменялись парой шуток с пассажирами и без лишних прелюдий взлетели на полчаса раньше расписания. Нет ни стюардесс, ни перегородки: я сидел прямо за спинами пилотов и час рассматривал все эти датчики и переключатели. Лететь круто ещё и тем, что очень низко: горы, города и море прямо под фюзеляжем – сплошная красота. В общем, всем этим я хотел сказать, что я на Ямайке. И уже нарыл вам очень крутую историю. Bomboclat!

A post shared by Leonid Pashkowski (@pashkowski) on

Чувствовалась любовь к дружественной Беларуси где-то?

Ну немного, в Венесуэле много беларуских строителей, например. Еще одна причина, по которой денег там нет, это потому что страны, которые у них покупают нефть дают обратно не кэш, а какие-то проекты. Вот беларусы строят спальные районы.

Как-то изменился твой эквипмент?

Камеры те же самые – handycam от Panasonic и экшн камера Sony. Я купил себе микрофон внешний, направленный. Но так и не использовал ни разу, потому что ты с ним моментально становишься “журналистом”. В этот раз я много снимал на экшн-камеру, потому что надо было как-то прятаться.

По итогам ты куда-то вернулся из этих стран?

Я бы хотел вернуться почти во все страны. Музыкальная культура Ямайки и Гаити мне интересны. В Венесуэле очень хорошо и люди приятные, если не учитывать, что ты все время на паранойе. Вот только на Кубу бы не хотел.

Почему?

Не знаю, просто кубинцы вызывают отвращение. Я понимаю, что у них нет особо выбора, но вот это бесконечное попрошайничество совмещенное с пьянством не вызывает никакой симпатии. Просто не хочется с ними общаться.

Впечатление, что у них совсем нет чувства собственного достоинства. Да и некоторые кубинцы сами эту мысль озвучивали: свое достоинство, как нации, они давно продали туристам.

Последний вопрос. Планы на третий сезон уже появились?

Пока нет. Надо разобраться с текущим, буду выпускать ролики до мая. Потом посмотрим, появится ли желание куда-то поехать.

Заведи канал в телеграме, кстати.

Б**, не, ну туда же писать надо.

Б**, ну давай, ну чё ты, а.


Лёня послушался и завел канал в телеграме – @hochudomoj. Подпишитесь, а то он угрожает его закрыть.


Посмотрите нашу главную страницу - это лучшее место для того, чтобы следить за всеми акциями распродажами. Подписывайтесь на пуши, добавляйте в закладки и рассказывайте друзьям.

https://samokatus.ru