5 книг про Афганистан

1. “Подпольные девочки Кабула” Дженни Нордберг

Книга в жанре нон-фикшн рассказывает об афганской традиции “бач-пош” – ей следуют семьи, в которых одна за другой рождаются девочки. Переодевание в мальчиков, подкрепленное суевериями, многие века было способом борьбы с ситуацией отсутствия сына-наследника и превратилось в настоящую тюрьму для “переодетых девочек”, ставших третьим полом.

Афганские женщины нередко описывают разницу между мужчинами и женщинами всего одним словом – свобода.

Книга в сети.

2. “Три чашки чая” Грегори Мортенсона

2016-07-02_23-02-47Если вам доводилось читать интервью с путешественниками, то вы наверняка замечали, что “Три чашки чая” – одна из самых упоминаемых книг. Почему? В небольшом тексте автор рассказывает историю о том, как решил изменить свою жизнь и посвятить ее строительству школы в горах. За этим добрым делом последовали и следуют другие –  по всему миру и сегодня действуют волонтерские проекты, вдохновленные Мортенсоном.

Книга в сети.

3. “Тысяча сияющих солнц” Халеда Хоссейни

Затяжная война и бессилие – этот фон, казалось бы, невозможно принять в любом повествовании. Но миллионы читателей этой книги поспорят и скажут, что и такие ужасы отходят на второй план перед теплыми человеческими чувствами.

Книга в сети.

4. “Маленькая торговка спичками из Кабула” Мари Бурро

maxresdefault  Историю  девочки с именем британской принцессы рассказывает француженка, прожившая в Кабуле пять лет. Дневник день за днем описывает жизнь в стране, охваченной войной.

Я хочу запомнить этот день — 7 июля, потому что у меня есть чувство, наверно, немного преждевременное, что история движется. Бывают дни, когда война с талибами на юге кажется далекой и нереальной. А в Кабуле мы продолжаем жить, есть, ходить по городу. Война — это по телевизору. Но есть дни, как сегодня, когда реальность вдруг хватает вас и перечеркивает всю вашу повседневную жизнь. Я хочу помнить о 7 июля, когда сорок человек, которые хотели сделать визу в Индию или просто оказались в ненужное время в ненужном месте, погибли. Я не хочу, чтобы 7 июля стало днем переворота.

Книга в сети.

5.”Фотограф” Дидье Лефевра

“Фотограф” – это графический роман и документальное повествование через оцифрованные негативы и истории “Врачей без границ”. Экспериментальный формат слегка теряется за цепляющие душу воспоминания, но дает понять чуточку больше, чем при чтении обычного текста.

Книга в сети.

Вам точно понадобятся вот эти ссылки:
• Промокод Airbnb на 25$ на бронирование квартир по всему миру.
• Получите от Uber 300 р. на такси по всему миру.
• Телеграм-канал про путешествия — telegram.me/travelhacks — способы летать и путешествовать почти бесплатно.

5 книг о Марокко

При упоминании этой восточной страны  на ум приходит Аксенов с его “Апельсинами из Марокко” (что, конечно, вовсе не о Марокко). А вот пять книг, посвященные землям, название которых переводится с арабского как “запад” или “дальний запад”.

1. “Марокко. Год в Касабланке” Тахира Шаха

Документальный роман и он же – краткое пособие по выживанию в Марокко. Даже если вы не британский писатель, потомок Пророка благодаря афганскому происхождению, и у вас нет жены-индианки и детей, с которыми вы решаете сменить серый английский дождь на климат Северной Африки, читать все равно стоит. Масса деталей, о которых не додумываются писать в путеводителях, сделают ваше (сначала заочное, а потом – как знать – может, и реальное) путешествие забавным и незабываемым.

Самое раннее мое воспоминание – это город Фес. Узкие, не шире бочонка, тускло освещенные очаровательные улочки, мощенные булыжником, где на прилавках под открытым небом продавалось все, что душе было угодно. Горы специй и свежесобранных трав и фруктов: шафран, анис, паприка, маринованный лимон и горы блестящих маслин; кедровые шкатулки, инкрустированные верблюжьей костью; ароматные кожаные сандалии и терракотовые горшки и грубые берберские ковры.

Книга в сети.

2. “Фес” Глеба Шульпякова

Лабиринт, о котором идет речь в подзаголовке (“у стен марокканского лабиринта”), откроется вам не только как путешествие-головоломка, но и как блуждание по собственной душе. Роман, написанный, по словам автора, в гостиницах, открывается перечнем этих мест, давших автору приют.

Город лежит на горных уступах, и поэтому дома спускаются в нем террасами, плотно прижавшись один к другому, словно боясь упасть в пропасть. Несмотря на чрезвычайную плотность застройки, в центре города остается пустое место. Эту прогалину можно разглядеть в разрывах тумана, а точнее, дымки, которая висит над ней почти все время, немного сгущаясь ближе к вечеру, когда клубы тумана подсвечены огнями фонарей и всполохами открытого пламени. Площадь имеет форму трапеции, а может быть, шестигранника, точно сказать невозможно из-за домов и лачуг, облепивших ее со всех сторон, как ракушки. На первый взгляд может показаться, что эти дома и лачуги окружают площадь непроходимой стеной, берут в кольцо, однако это впечатление мнимо, проходы между домами есть. Именно из них, этих крысиных щелей, на площадь под вечер выходят тысячи-тысячи зрителей. Да, чем ближе полночь, тем гуще толпа. Сотни платков и тюрбанов, кепок и повязок, солдатских пилоток и платков покрывают ее поверхность, если смотреть сверху.

Книга в сети.

3. “Путешествие в Марокко с Анастасом Ивановичем Микояном” Владимира Чурова

Посмотреть на жизнь в СССР и Марокко глазами виртуального спутника Микояна, узнать больше о дипломатических буднях, понять многое про “протокол” и прочие тонкости политического этикета.

марокко-микоян

Книга в сети.

4. Стихи Михаила Светлова

Советский поэт и драматург, автор известнейших строк “Гранада, Гранада, Гранада моя”, посвятил стихи, написанные с тем же освободительным пылом, Марокко, бывшему тогда французской колнией.

Тяжкий полуденный зной 
Встал над восставшей страной; 
Кровью песок обагрив, 
Движется раненый риф.  
К вечеру солнце зайдет, 
Двинутся рифы вперед, 
Словно густые пласты 
Спрятанной темноты.  
Вышли проклятые сроки; 
Жаждой свободы томим, 
К освобожденью Марокко 
Выведет Абд эль Керим.

В сети.

5. “Срединное море. История Средиземноморья” Джона Норвича

Нехорошо отступать от правила “немного нонфикшна”, поэтому предлагаем в качестве нескучного исследовательского текста повествование о том, какую роль регион Средиземноморья играл в истории, как эта территория становилась одной из геополитических арен и во время древности, и в средневековье, и в начале XX века.

Dzhon_Norvich__Sredinnoe_more._Istoriya_Sredizemnomorya

Книга в сети.

Вам точно понадобятся вот эти ссылки:
• Промокод Airbnb на 1 400 р. на бронирование квартир по всему миру.
• Получите от Uber 3 поездки по 200 р. на такси по всему миру.
• Телеграм-канал про путешествия — telegram.me/travelhacks – способы летать и путешествовать почти бесплатно.


 

5 книг о Киргизии

1. “Плаха” Чингиза Айтматова

Среди произведений классика мировой литературы непросто выбрать какое-то одно, но пусть это будет “Плаха” – роман о судьбе степной волчицы и человека, оказавшегося в роли сборщика анаши. Горы, перевалы, долины, озера, испытания – всему нашлось место на страницах этой книги.

Книга на Литрес.

2. “Бишкек утопический”

Cборники проекта “Бишкек – хроники радикального воображения”.

Есть в Бишкеке замечательный центр “Штаб”, который занимается урбан-исследованиями и городским активизмом. Представленное издание – лишь одно из множества опубликованных работ урбанистов. Здесь нашлось место истории диссидентских кружков, международному рабочему движению и, например, утопическим проектам в советской архитектуре и педагогике на примере киргизской столицы.

Сборник на сайте Центра.

2016-06-20_12-09-32В качестве бонуса – карта молодежных районов и дворов г.Фрунзе (так в советский период назывался Бишкек), негласное разделение на которые сложилось к концу советской эпохи. Увлеченный разглядыватель обнаружит здесь США (сто шестая аптека), ФРГ или Прибайкалье (внезапно, да). Авторы – исследователи из Американского университета Центральной Азии (АУЦА), Эмиль Насритдинов и Гульниза Талайбекова, большую помощь которым оказало интернет-сообщество “Дети брежневских времен”.

3. “Путешествие в Тянь-Шань” Петра Семенова-Тян-Шанского

Petr_SemenovTyanShanskij__Puteshestvie_v_TyanShanПутевые записки первооткрывателей и путешественников – это всегда целый мир, совершенной новый и неопознанный. В книге собраны записи об экспедиции 1856 – 1857 г. с живыми описаниями природы, людей и нравов. Если доведется побывать в Киргизии, то один из пунктов для списка must have – музей Семенова-Тян-Шанского и его могила в городе Каракол.

Книга на Литрес.

 

 

4. “Лето в горах” Самуила Полетаева

2016-06-20_11-27-33Повесть  о городском мальчике Чингизе, который впервые попадает к своим родственникам в аил, впервые видит эти долины, седлает коня, привыкает к сельской жизни и узнает истории своей семьи.

Где он видел все это? Отчего казалось все здесь знакомым? Может, когда-то приснились ему и эти снежные вершины, и висящие вровень с ними легкие облака, и эта часовня у подножия горы?Да, он вспомнил теперь: такие же горы не раз ему снились, но так непохоже все это было на то, что окружало его! Чингиз вспомнил коня, который часто являлся во сне: он сидел на нем, уцепившись за гриву, парил в облатках, замирая от страха и радости, долго летал над горами, но всякий раз кончалось тем, что он падал с коня и стремительно летел к земле. Но, ожидая удара, Чингиз просыпался, не успевая досмотреть свой сон до конца.Днем он не помнил о ночных полетах, но по ночам, когда они снова снились ему, его не покидало чувство, что все это уже бывало с ним, и бывало не раз. И только сегодня, глядя на вершины в снегу, на домик с башенками у подошвы горы, он догадался, что видит, впервые видит свой сон наяву.

Книга в сети.

5. “Фрунзе советский”  Владимира Петрова

Это – исследование истории города, который из небольшой крепости Пишпек стал одной из советских столиц. Почему именно Фрунзе? Как появился кооператив Интергельпо и где в Бишкеке располагается реализованный проект “города солнца”? Как проект строящейся столицы стал интернациональным и где жили рабочие-коммунисты из европейских стран, которые приезжали в эту горную страну – обо всем этом можно узнать на страницах этой небольшой, но весьма интересной книги.

Книга в сети.

 

5 книг для путешествия в Вильнюс

1. “Вильнюс. Город в Европе” Томаса Венцловы

Tomas_Ventslova__Vilnyus._Gorod_v_EvropeКнига Томаса Венцловы, профессора Иельского университета, тот редчайший случай, когда текст нравится абсолютно всем читателям. Туристам – за простоту и богатство описания Вильнюса, местным жителям – за теплоту строк и взвешенную позицию, любителям чтения –  за прекрасное повествование с культурологическими комментариями и той мерой бережного восхищения, которая выделяет в профессоре настоящего вильнюсца, прожившего здесь много лет.

 

Ещё до войны один западный дипломат проговорился, что единственный способ распутать здешний узел взаимных претензий и обид – выселить из Вильнюса всех жителей, а сам город превратить в музей.

Книга в сети

2. “Дорога уходит в даль” Александры Брунштейн

2016-06-15_14-03-49Этот роман, описывающий историю девочки Саши, ее взросления, наполнен важными встречами, удивительными людьми, подлинными событиями эпохи, важно читать каждому, независимо от возраста. Все говорят о том, что это лучший роман о детстве – но еще он и для воспоминаний о детстве, которые пробуждают самые светлые чувства.

 

Книга на Литрес

3. “Поэзия и поэтика города: Вильно” Валентины Брио

Несмотря на то, что эта книга написана литературоведом как большое и всестороннее исследование, читать ее хочется не отрываясь. История филоматов, биографии известных выпускников Alma Mater Vilensis, городские зарисовки и иллюстрации к тому, что называется “виленский текст”. Город в лучших произведениях своих почитателей и обожателей.

Книга в сети

4. Конституция Ужуписа

Есть в Вильнюсе такое место – Ужупис, самопровозглашенная республика поэтов, художников и иных творческих людей. Как у любого государства, у Ужуписа есть своя конституция, состоящая аж из 38 пунктов. Отправляясь на прогулку в “заграницу”, не забудьте перечитать некоторые пункты и далее неукоснительно их выполнять.

Текст на официальном сайте Республики Ужупис.

5. “Сказки Старого Вильнюса” Макса Фрая

фрайКнига начинается с указания на то, что в Старом городе ровно 108 улиц – каждой из них посвящена своя новелла. Путешествовать по сказочной карте города можно прямо с книгой в руках – переходить из одного волшебного мира в другой, узнавать имена ангелов и добрых героев, легенды городских подворотен и имена чердачных сквозняков. Очень доброе, теплое и легкое чтение.

 

Оказывается, есть такая не то примета, не то просто городская легенда — если ищешь ответ на какой-то вопрос, хочешь узнать что-то важное или, скажем, совета спросить, иди на улицу Всех Святых, ходи по ней туда-сюда, думай свою думу и слушай внимательно, рано или поздно дадут тебе ответ человеческим голосом, главное — не прохлопать, потому что повторять никто не станет.

Книга на Литрес

 

5 книг про Лондон

Долго ломали голову, что исключить, а что оставить. Решили, что перечитать Конан-Дойля, Диккенса и сцены о мальчике, который выжил, вы и сами додумаетесь. А вот есть несколько книг в разных жанрах о британской столице, которые наверняка вам понравятся.

1) “Лондон: Биография” Питера Акройда

10англПоэтичное, светлое, художественное и поразительно документальное повествование о британской столице в лучших традициях нон-фикшна.
С этой книгой не страшны никаких дебри истории и городские закоулки – автор позаботился о том, что едва ли не каждый камень расскажет свою историю в увлекательных красках.

Книга на Литрес

 

 

2) “Путеводитель по англичанам” Дэвида Бойла

1-англ

Журналист Бойл в формате ста небольших рассказов раскрывает все карты об английском образе жизни. Книга, которая спасет от культурного шока, расскажет о кардиганах, монархии, йоркширкском пудинге и, в конце концов, сделает вас экспертом по англичанам. Да так, что любой британец будет поражен вашими знаниями британскости.

 

 

История пива в Англии прослеживается так далеко, что приходится признать: оно появилось едва ли не раньше самих англичан и его пили на этих островах за несколько столетий до прибытия Хенгиста, Хорсы, Кердика и прочих англосаксов.  Кельты варили пиво из солода, воды и дрожжей, а от них этот обычай переняли римляне, предварительно отправив в Рим короля бриттов Карактакуса. Нам даже известно имя одного римского пивовара: его звали Атректус, и жил он в крепости Виндоланда на валу Адриана. Вероятно, шансы пережить зиму в этих местах были непосредственно связаны с количеством употребленного внутрь пива.  Поскольку пивоварение на островах относится к тем традициям, которые действительно можно проследить до древнейших времен, мы вынуждены сделать вывод, что его появление и развитие напрямую связано с местным климатом. Британский климат, за исключением разве что пары последних лет, был в целом неблагоприятным для выращивания винограда, что автоматически исключало возможность изготовления вина. Что еще оставалось нашим предкам, кроме как варить пиво? И они варили его в огромных количествах в каждом доме, каждом пабе, у каждой реки.

Книга на Литрес

3) “Фунты лиха в Париже и Лондоне” Джорджа Оруэлла

Почти-инструкция о том, как выжить  в трущобах, если вы – юноша из состоятельной семьи, привыкший жить на всем готовом. О решительности, молодости, поступках и людях разного сорта один из романов автора утопии “1984” (и не только утопий, как вы поймете из книги).

Перейдя мост и прошагав довольно далеко к востоку, я наконец решил зайти в торговое кафе на Тауэр-хилл. Лондонское торговое кафе, каких тысячи, показалось мне после Парижа необычным и иностранным. Душноватый зальчик со скамьями, высокие спинки которых хранили моду прошлого столетия, с меню, написанном обмылком по зеркалу, и подавальщицей, девчонкой лет четырнадцати. Работяги жевали что-то из собственных газетных свертков и пили чай из похожих на керамические стаканы чашек без блюдец. Сидевший особняком в углу еврей, уткнувшись в тарелку, жадно и виновато ел бекон.– Нельзя ли чая и хлеба с маслом? – спросил я юную официантку.Она оторопела. Удивленно таращась, ответила: «Масла нету, только марг». И повторила буфетчику мой заказ фразой, столь же присущей Лондону, как вечный coup de rouge Парижу:– Полный чай с двойным бутером! На стене рядом со мной висела табличка, предупреждавшая «Уносить сахар воспрещается», а ниже некий поэтического склада гость приписал: “Кто упрет отсюда сахар,Того надо послать на…”, но кто-то еще не пожалел сил соскрести последнее слово. Это была Англия.

Книга в сети

4) “Никогде” Нила Геймана

Фантастическая повесть о фантастическом Лондоне. Никаких спойлеров – просто прочитайте.

Книга на Литрес

5) “Этот неподражаемый Дживс” Пелема Грэнвилла Вудхауза

2 англ

После этого романа английский аристократ Вустер и его обаятельнейший слуга Дживс станут вашими любимыми спутниками. А книги прекрасно дополняет сериал с харизматичными Стивеном Фраем и  Хью Лори. Предупреждаем – и то, и другое затягивает!

Книга на Литрес

5 книг про Будапешт

Будапешт туристический, глазами жителей, солдат Второй Мировой, Будапешт предков – все эти книги о прекрасной венгерской столице.

1. “Большой дом” Николь Краусс

Еще одна из семьи Фоеров – знаменитая жена знаменитого мужа, Николь Краусс – выпустила уже не один роман. Особенность ее прозы – плавные перемещения из одного места в другое, мультигеографичность текста. В романе “Большой дом” найдутся главы для Америки, Чили, Израиля и, конечно, Будапешта. Приятного путешествия по страницам романа!

Несколько раз год я участвовал в европейских конференциях по английским романтикам. Участники этих кратких встреч, возможно, испытывали ощущения, сходные с чувствами евреев, когда они сходят с самолета в Израиле: вокруг им подобные!

6693520_Bolshoj_dom

Книга на Литрес

2. “Люди из Будапешта” Лайоша Мештерхази

Эта книга имеет подзаголовок “радионовелла”. Удивительно, но это так: читая ее, слышишь в голове шум города, разговоры героев, перед глазами проносятся виды городских улиц. Просто идеальное чтение для транспортных путешествий, несущих вас к столице Венгрии.

Книга в сети

3. “Двадцать два дня, или половина жизни” Франца Фюмана

Однажды немецкий писатель Франц Фюман отправился в Будапешт. Дневник двадцати двух дней наполнен идеями новых произведений, наблюдениями за жителями, говорящем на столь непонятном венгерском языке, и пестрыми набросками бытовых сцен.

Но тут мы останавливаемся возле “Астории”.Очаровательными эти гостиницы, построенные на “рубеже веков”, делает их сходство с пещерой Сезама. Во многом они являют ей прямую противоположность (например, они выступают из каменного окружения, вместо того чтобы сливаться с ним, а вход, вместо того чтобы скрыть, только подчеркивает это); и тем не менее они относятся к миру Али-Бабы и Синдбада. В гостиницах “Дунай-Континенталь”, “Штадт-Берлин” или в “Хилтон-Гаване” подобная мысль не пришла бы в голову, от сказки они далеки, зато напоминают полностью автоматизированные птицефабрики. То, что может действовать только так, как оно действует, и не иначе, – не сказка; здесь же мы в царстве волшебства и охотно миримся с некоторыми лишениями – с комнатой без удобств на первую неделю (в интеротелях таких нет).

Книга в сети

4. Гид по Будапешту Анны Чайковской

Гиды “Афиши” – один из хороших вариантов путеводителей. Вот, например, у замечательного экскурсовода Анны Чайковской припасена масса интересных историй о прекрасном Будапеште, все еще хранящем память об одной из Австро-Венгерских столиц. Если совсем лень листать путеводитель, можно просто зайти на сайт или лично встретиться с автором.

«посетить в парке Варошлигет замок Вайдахуньяд, собранный, как из конструктора, из элементов разных эпох, и научиться выговаривать оба названия без запинки»

А вот ссылка на ЖЖ  автора “По Будапешту маленькой компанией”.

Книга в сети

5. “Книга воспоминаний” Петера Надаша

Непростая история XX века через географические и телесные ощущения – еще один пример ностальгической прозы, перемешанной с постмодернистским видением мира. Текст большой, но его калейдоскопичность с лихвой окупает 700 бумажных страниц.

надаш

Книга на Литрес

 

5 книг про автопутешествия по США

Америка – это страна, которую можно посмотреть только сев за руль. Почти 100 лет автомобиль – главное средство передвижения по этой стране. Вот 5 книг про американские роуд-трипы – от Ильфа и Петрова до Стейнбека.

1. “Одноэтажная Америка” И. Ильфа и Е. Петрова

ильф-петровШел 1935 год, когда знаменитые корреспонденты газеты “Правда” были командированы в Штаты для знакомства советского читателя с капиталистической жизнью. А дальше случилось собрание дорожных очерков наших любимых авторов, которые (которое в конце-концов было разгромлено рецензиями и изрядно цензурировано в публикациях). Книга, полная тонких наблюдений, иронии и доброго юмора. (фоточка, кстати, с одноименной выставки, которая под руководством режиссера Ромы Либерова проходила в Москве в 2016 г.)

Трудно поверить, но какие-нибудь семьдесят лет тому назад на углу Пятой авеню и 42-й улицы, на том месте, где за пять минут скопляется такое количество автомобилей, какого нет во всей Польше, стоял деревянный постоялый двор, выставивший к сведению мистеров проезжающих два многозначительных плаката:

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ ЛОЖИТЬСЯ В ПОСТЕЛЬ В САПОГАХ
и
ЗАПРЕЩЕНО ЛОЖИТЬСЯ В ОДНУ ПОСТЕЛЬ БОЛЬШЕ ЧЕМ ШЕСТИ ПОСТОЯЛЬЦАМ

Книга на Литрес

2. “Философы с большой дороги” Тибора Фишера

Если все надоело и хочется, например, отправиться грабить банки – то эта книга точно для вас. Впрочем, она еще и для тех, кто любит смешные тексты, не стесняется хохотать в общественном транспорте и не чужд философских каминг-аутов.

Для нашей братии, философов, узнаваемость — штука крайне важная; яркая черта — облика ли, биографии — значит почти столько же, как броская фраза. Диоген — бочка; Сократ — цикута; Аквинат — толстяк; Кант — неописуемое занудство. Привлечь внимание публики нужно сразу — потом это уже бесполезно. Вот почему иные западают на Ницше — ни у кого больше нет таких кустистых усов.

Книга на OZON

3. “На дороге” Джеймса Керуака

Нельзя просто так взять и не упомянуть Керуака в подборке про Америке. Или в подборке про путешествия. Или в подборке про автомобильные приключения. Ну вы поняли. Керуак в особом представлении не нуждается, ибо он так же известен и понятен со своими девизами, как “секс, наркотики и рок-н-ролл”.

Книга на Литрес

4. “Дзен и искусство ухода за мотоциклом” Роберта Пёрсига

Путешествие отца и сына на мотоцикле от Миннеаполиса до Сан-Франциско за 17 дней. “Единственный мотоцикл, который стоит чинить, – это вы сами!” – говорит автор. Если смог родитель с ребенком, сможете и вы, да-да.

Теперь, когда у нас действительно есть немного свободного времени, и мы об этом знаем, я бы хотел подробнее поговорить о том, что мне кажется важным. А приходит в голову нечто вроде Шатокуа (единственное название, которое я могу придумать) — вроде множества бродячих палаточных Шатокуа, которые раньше ездили по всей Америке, по той, в которой мы сейчас: старинная серия популярных бесед, призванных обучать и развлекать, развивать ум и нести культуру, и просвещать уши и мысли слушателей. Шатокуа оттеснили быстродействующие радио, кино и телевидение, и мне кажется, что эта перемена не вполне к лучшему. Возможно, после таких перемен поток национального сознания ускорился и расширился, да только мне думается, что он-таки измельчал. Старые русла не могут больше удержать его, а в поиске новых он только несет больше хаоса и разрушений на свои берега. В этом Шатокуа я хотел бы не прокладывать новые русла сознания, а глубже раскопать старые, забитые грязным илом застоявшихся мыслей и слишком часто повторяемых банальностей. “Что нового?” — интересный и просвещающий вечный вопрос, но если ему следовать исключительно точно, он может привести лишь к нескончаемому параду мелочей и мод, к илу завтрашнего дня. Вместо этого мне бы хотелось интересоваться другим: “Что лучшего?” — вопросом, режущим не широко, а, скорее, глубоко, вопросом, ответы на который помогают спустить ил по течению.

Книга в сети

5. “Путешествие с Чарли в поисках Америки” Дж. Стейнбека

стейнбекТравелог о путешествии автора “Гроздьев гнева” с любимым пуделем по американским просторам, фактически – от “золотых 1950-х” к “бунтарским 1960-м” годам.  Пес, крытый грузовик по имени Росинант (в честь коня Дон Кихота, как вы понимаете)  и 10 000 миль.

 

 

Книга на Литрес

5 книг о Риме

1. “Здесь был Рим” Виктора Сонькина

Без лишних эпитетов всего два слова – премия “Просветитель”. А значит – эталон читабельности и интересности.

здесь ыбыл рим

Книга на Литрес

2.  “Гений места” Петра Вайля, глава “Квартира на площади”
В этой части Рим увиден через жизнь Петрония. Согласитесь, познавать город вместе с древнеримским автором интереснее вдвойне.

Только в  Риме появляется странное  ощущение, что город возник на земле сразу таким, каким ты его увидел, – так вся симфония целиком  складывалась в голове  Моцарта, и ее  следовало  лишь быстро записать.  Рим записан в нашей прапамяти – потому его не столько узнаешь, сколько вспоминаешь.Здесь ничто ничему не мешает. Все сосуществует одновременно. У Пантеона сидят провинциальные  панки  с  высокими  пестрыми гребнями,  запоздавшие на полтора десятка лет, скорее уж напоминающие  римских легионеров –  так и так анахронизм.  Распятый в мятом  пиджачке в  галерее Ватикана –  тут не боятся кощунства:   оттого,   что   представление   о  повседневности  Распятия  не умозрительное,  а  переживаемое. У собора Сан-Джованни-ин-Латерано  –  Скала Санкта, лестница  из  Иерусалима,  по  которой шел  к Пилату Иисус.  По  ней поднимаются только на коленях; толстая  женщина  в  коротких чулках, обнажая отекшие ноги, проползает каждую из двадцати восьми ступеней в четыре приема,переставляя поочередно черную дерматиновую сумку,  туфли, себя. У лестницы -прейскурант:  когда  полная  индульгенция, когда –  частичная;  в  Страстную пятницу  не протолкнешься. На Форум  входишь, словно в деревню:  у  подножия Палатинского холма долго идешь по желтому  в зеленом,  вдоль  плетня по полю одуванчиков и сурепки,  пока не достигаешь того, что за  века осыпалось тебе под ноги. Этим камням не подобает имя руин или развалин: во вьющихся побегах плюща, в свисающих гроздьях лиловых глициний,  они красочны  и необыкновенно живы. На Аппиевой дороге остатки  виллы  императора Максенция – как  недавно заброшенный завод: поросшие травой краснокирпичные стены, торчат трубы.

Книга на Литрес

3. “Секреты Рима. Город, которого вы не знали” Ауджиаса Коррадо

Непарадный город, почти правдивые истории и увлекательные подробности.

Только в Риме можно было найти такую закваску из добродушия, лукавства, цинизма, живости и жульнической изворотливости в импровизациях, фаталистического равнодушия в тяжелых ситуациях (если они не представляют угрозы для жизни), умения и проворства в работе руками, а также искусности в применении технических уловок, которые крайне необходимы при съемках фильма, чтобы кино оставалось игрой, художественным вымыслом, моментальным озарением: так, казалось бы, вечный мрамор вблизи оказывается оштукатуренной фанерой, позолота – не золотом, сталь – жестянкой – одним словом, это театр, то есть обман и иллюзии.

Книга в наличии

4. “Рим” Николая Гоголя

Классик очень любил итальянскую столицу, провел в ней больше четырех лет, завершил здесь одну из частей “Мертвых душ” и стремился написать о Риме больше и больше.

Книга на Литрес

5. “Ангелы и демоны” Дэна Брауна

Осторожно, книга создана по идеальному рецепту захватывающего произведения: древний орден, убийство, детективное расследование и прекрасный городской фон. Цитат давать не будем – к чему эти спойлеры. Просто брать и читать вслед за миллионами людей во всем мире.

ангелы и демоны

Книга на Литрес

5 книг о Крыме

Рвало здесь  землетрясение дороги петли,
сакли расшатало, ухватив за край,
развезувился старик Ай-Петри.
Ай, Петри! А-я-я-я-яй!

В. Маяковский

1. “Медея и ее дети” Людмилы Улицкой

Этот “семейный роман” и дань древнегреческой истории Крыма, и художественное пособие об истории XX века с войнами, революциями и репрессиями.

медея

Книга на Литрес

2. “Остров Крым” Василия Аксенова

Этот роман не нуждается в представлении, ибо история реального полуострова в альтернативной истории Крыма – один из лучших образцов “иных” сюжетных поворотов от писателя-диссидента. Итак, XX век, Крым “вдруг” не становится частью СССР, а остается независимым – и что же мы получаем в итоге? Блестящие картины жаркой курортно-политической жизни.

Кто же настоящие герои современной России, кто храбрее — космонавты или диссиденты? Вопрос детский, но дающий повод к основательным размышлениям.

Книга на Литрес

3. “Соловьев и Ларионов” Евгения Водолазкина

Роман в романе, почти детективная история исследований, все грани столетия – все это в сборнике “Совсем другое время” зачаровывающего писателя, обладателями премии “Русский Букер”, профессионального филолога Е. Водолазкина.

В три часа следующего дня поезд прибыл в Симферополь. В столице Крыма шел дождь. Вероятно, он начался только что, потому что от горячего асфальта всё еще поднимался пар. Выстояв небольшую очередь в кассу, Соловьев купил троллейбусный билет до Ялты. Он решил воспользоваться необычным, может быть, единственным в мире троллейбусным сообщением между городами. Такой путь из Симферополя в Ялту в свое время удивил даже генерала Ларионова, дожившего до дня пуска троллейбуса и к тому моменту давно не удивлявшегося. Фантазия его, исторически ограниченная железной дорогой, никогда не подсказывала ему возможности междугородного сообщения такого рода.Генерал отлично помнил экипажное сообщение (контора его помещалась на первом этаже гостиницы Ореанда), как помнил он экипажи на резиновом ходу и перепряжку лошадей в Алуште. Он не сразу понял, почему заменой всему этому стал именно троллейбус. Он трезво отдавал себе отчет в том, что, в отличие от железной дороги, троллейбусная линия не годилась для переброски тяжелого вооружения или сколько-нибудь значительного количества войск. Вместе с тем, даже несмотря на отсутствие у троллейбусной линии стратегического значения, в конце концов генерал стал относиться к нововведению совсем неплохо и как-то весной проехал на троллейбусе до Гурзуфа.

соловьев и ларионов

Книга на Литрес в сборнике

4. “Улица младшего сына” Льва Кассиля и Макса Поляновского

Тема о пионерах-героях была знакома каждому советскому ребенку. В центре внимания этой книги – история Володи Дубинина, выросшего в Керчи, у подножия горы Митридат, увлекавшегося авиамоделированием, проводившего лето в поселке Красный Партизан и наблюдавшего все, что видели дети 1930-х. А потом – война, и улица младшего сына – это, конечно, улица имени Володи Дубинина, который в 1941 г. ушел вместе с другими партизанами в подземные каменоломни, где сосредоточилось антифашистское сопротивление.

Книга на Литрес

5. “Крым, я люблю тебя”

В сборник вошли рассказы 36 современных писателей из разных городов и стран, так или иначе связанные с Крымом. Этот своеобразный “венок” – не поэтический, а прозаический – не первое подобное собрание, и его появление весьма политически обусловлено. Но что нам до политики? Давайте лучше читать и наслаждаться.

Черноморское побережье Москвы раньше называлось Севастопольским районом. А еще раньше — Советским. Не убери власти название «советский», может быть, Советский Союз и не развалился бы. В мире же все связано. И названия с именами даются не просто так.

Книга на Литрес

 

5 книг об Армении

1. “Армения! Армения!” Льва Славина

Рассказ советского сценариста и писателя – теплый и светлый текст со множеством ссылок на других творцов (журналистов, художников, писателей), в том числе и тех, которые вошли в наш сегодняшний список. Даешь множественные гипертексты!

 Гроссману, несомненно, были известны и записки О. Мандельштама «Путешествие в Армению» («Звезда», 1933, № 5). Одна глава там называется «Ашот Ованесьян». Я сейчас вспомнил об этом вот почему. Нынче летом стоял я с Левоном Мкртчяном в аллее одного из ереванских бульваров. Вдруг внимание мое привлек проходивший невдалеке человек. Чем? Что-то сильное и значительное было в его лице, не утратившем скульптурных очертаний, несмотря на преклонные годы. Стан его был прям, густые волосы, отброшенные назад, напоминали львиную гриву. Я подумал, не отрывая от него глаз: возраст обтесал это лицо, оно стало гороподобным. Безусловно, я видел этого человека впервые. И все же в нем было что-то до боли знакомое. Левон проследил за моим взглядом и вскричал:– Это же академик Ованесьян! Помните, у Мандельштама?Еще бы!«…вошел пожилой человек с деспотическими манерами и величавой осанкой. Его Прометеева голова излучала дымчатый, пепельно-синий цвет, как сильнейшая кварцевая лампа… Черно-голубые, взбитые с выхвалью пряди его жестких волос имели в себе нечто от корешковой силы заколдованного птичьего пера».– Познакомьте меня с ним! – взмолился я, увидев, что мой друг и академик Ованесьян разменялись поклонами.После нескольких незначительных слов, входящих в обряд знакомства, я попросил академика с горячностью, которая, кажется, несколько его удивила, рассказать мне, что ему запомнилось о встрече с Мандельштамом. По удивленно-вежливой улыбке академика Ованесьяна я понял, что эта встреча не запала ему в память.

Читать на Royallib

2. “Армяне. Народ-созидатель” Дэвида Лэнга

Отличный нон-фикшн для тех, кто готов потратить свое время на чтение об истории и культуре страны. Культурологические экскурсы, хороший язык, академический подход от лондонского профессора прилагаются.

Читать на e-reading

3.  “Манюня” Наринэ Абгарян

Эта книга – часть полилогии о Манюне и Наре, двух девочках и их детстве, полном  кавказской пестроты, советского дефицита и теплых летних дней. На самом деле, Абгарян так хорошо пишет об Армении, что “С неба упали три яблока” или “Понаехавшая” – не менее отменные образцы прозы (рекомендуем тоже очень).

Жили-были в городке Берд две семьи — Абгарян и Шац.Семья Абгарян могла похвастаться замечательным и несгибаемым как скала папой Юрой, самоотверженной и прекрасной мамой Надей и четырьмя разнокалиберными и разновозрастными дочерьми — Наринэ, Каринэ, Гаянэ и Сона. Потом в этой счастливой семье родился долгожданный сын Айк, но случилось это спустя несколько лет после описываемых событий. Поэтому в повествовании фигурируют только четыре девочки. Папа Юра работал врачом, мама преподавала в школе русский язык и литературу.Семья Шац могла похвастаться Ба.Конечно, кроме Ба, семья Шац включала в себя еще двух человек: дядю Мишу — сына Ба, и Манюню, Дядимишину дочку и, соответственно, внучку Ба. Но похвастаться семья, в первую очередь, могла Ба. И лишь потом — всеми остальными не менее прекрасными членами. Дядя Миша работал инженером, Ба — мамой, бабушкой и домохозяйкой.

imgh1658627

Книга на Литрес

4. “Добро вам” Василия Гроссмана

Будучи переводчиком, Гроссман отправился в Армению на два месяца с рукописью, над которой работал. Путевые заметки вылились в повесть, которая предназначалась для журнала “Новый мир”, но публиковалась долгое время только с купюрами в других изданиях.

    Внутренний двор! Не храмы и правительственные здания, не вокзалы, не театр и филармония, не трехэтажный дворец универмага, а внутренние дворики – вот душа, нутро Еревана… Плоские крыши, лестницы, лестнички, коридорчики, балкончики, террасы и терраски, чинары, инжир, вьющийся виноград, столик, скамеечки, переходы, галерейки – все это слажено, слито, входит одно в другое, выходит одно из другого… Десятки, сотни веревок, подобно артериям и нервным волокнам, связывают балкончики и галерейки. На веревках сохнет огромное, многоцветное белье ереванцев – вот они простыни, на которых спят чернобровые мужья и бабы, делают детей, вот они просторные, как паруса, лифчики матерей-героинь, рубашонки ереванских девчонок, обесцвеченные на ширинке кальсоны армянских старцев, штаны младенцев, пеленочки, парадные кружевные покрывала. Внутренний двор! Живой организм города со снятыми кожными покровами, тут видна вся жизнь Востока: и нежность сердца, и перистальтика кишок, и нервные вспышки, и кровное родство, и мощь землячества. Старики перебирают четки, неторопливо пересмеиваются, дети озоруют, дымят мангалы – в медных тазах варится айвовое и персиковое варенье, пар стоит над корытами, зеленоглазые кошки глядят на хозяек, ощипывающих кур. Рядом Турция. Рядом Персия.

Читать на lib.ru

5. “Путешествие в Армению” Осипа Мандельштама

Классик оказался в Армении так, что это было больше похоже на чудо, в один из сложных периодов жизни своей и жизни страны. Да, в этих путевых заметках не так много Кавказа, но много самого Осипа Мандельштама. Сохранились воспоминания Надежды, жены поэта, об этой тяге в горную страну: “Стремился он в Армению настойчиво и долго, предпочтя ее даже Грузии <…> Когда в тридцатом году на вопрос Коротковой, белочки-секретарши из “Четвертой прозы”, куда мы хотим ехать, О. М. ответил “В Армению”, она вздохнула и, серьезно посмотрев на О. М., сказала: “Опять в Армению? Значит, это очень серьезно…”.

Мне удалось наблюдать служение облаков Арарату. Тут было нисходящее и восходящее движение сливок, когда они вваливаются в стакан румяного чая и расходятся в нем кучевыми клубнями. А впрочем, небо земли араратской  доставляет мало радости  Саваофу: оно выдумано синицей в духе древнейшего атеизма.Ямщицкая   гора,  сверкающая  снегом,  кротовое  поле,   как  будто   с издевательской  целью  засеянное  каменными  зубьями,  нумерованные   бараки строительства   и  набитая  пассажирами  консервная  жестянка  —  вот   вам окрестности Эривани. И вдруг — скрипка, расхищенная на сады  и  дома,  разбитая на  системэтажерок,– с распорками, перехватами, жердочками, мостиками.

Читать на lib.ru