Леонид Пашковский о съемках проекта “Хочу домой. Путешествия, в которые вы не поедете”

Леонид Пашковский, журналист из Минска, провел несколько месяцев в Иране, Пакистане и Индии, снимая авторскую программу о путешествиях. Военные в Белуджистане взяли его под конвой, пуштуны советовали ему валить поскорее обратно, не забывая оставаться гостеприимными, иранцы из-под полы продавали ширазское вино. 4 месяца назад вышла первая серия первого сезона “Хочу домой”, документальных видео из самых жестких мест планеты. Восемь видео из Белуджистана, Карачи, Пешавара, Ирана, Варанаси и трущоб Мумбаи набрали почти 400 000 просмотров. Леонид рассказал о съемках и поездке телеграм-каналу Travelhacks.

Леонид в Варанаси

Где ты сейчас?

Последние 10 месяцев я провел в Аризоне, так как получил грант Госдепартамента для молодых профессионалов в сфере медиакоммуникаций. А сейчас я в Нью-Йорке, у меня тут практика в рекламном агентстве.

Получается, ты подавал на грант, когда снимал выпуски?

Я подался на грант за месяц до того, как уехал на съемки, а узнал о том, что меня взяли, в Бангладеше. Поэтому оттуда нет выпуска. У меня был открытая виза в Бирму, куда я хотел ехать по земле через Индию. Там только-только открыли наземный переход. Я получил все разрешения и визы, даже тайскую, чтобы поехать после Бирмы в Таиланд. Планы были большие, но мне написали и попросили срочно оформлять бумаги на грант, так что пришлось лететь домой. И так все закончилось.

Ты снимал что-нибудь в Аризоне, Нью-Йорке, Мексике?

Не было особо времени: нужно было выпускать первый сезон, параллельно шла учеба. Но теперь моя мечта – приехать и снимать о США, такую “Одноэтажную Америку” в своем стиле. На самом деле страна за 80 лет с момента написания книги не изменилась вообще в плане того, как здесь все устроено. Сами социально-культурные, политические и экономические основы остались такими же. Есть только поправка на дух времени. Об одном Нью-Йорке можно снять 5 сезонов – это мир в миниатюре, но это не очень попадает в концепцию «путешествия, в которые вы не поедете», и это еще одна из причин, по которой я не снимал. В Мексику я просто поехал отдохнуть: купил за тысячу старый Форд с перегревающимся движком и поехал в Мехико сити через всю страну. Больше так не буду.

Получается, у тебя заканчивается практика, и ты готов ко второму сезону?

Я очень хотел бы его снять, но всё упирается в деньги. Я возвращаюсь в Беларусь через две недели и у меня, безработного, будет очень много свободного времени. Но, чтобы куда-то ехать нужен бюджет.

Кстати, про бюджет. Aviasales появились в последней серии. Они сами на тебя вышли?

Да, они связались, когда вышла пятая серия. Прощупывали почву по поводу сотрудничества. Но у меня оставалось всего два эпизода до конца сезона, а еще мы очень долго переписывались. Только когда все закончилось, мы пришли к возможному варианту сотрудничества. И так появилась последняя серия про Мумбаи. Я сначала забросил мумбайские материалы, но приход Aviasales простимулировал меня смонтировать их, так появилась серия про трущобы. Что будет дальше пока непонятно. Очевидно, что 200 000 просмотров я вряд ли наберу. И это не то, чтобы жесткое условие: будет сотрудничество только, если видео наберет столько просмотров. Но аудитория для этого, конечно, нужна.

Но какие-то деньги ты за это получил?

Нет, пока нет.

Сколько занимал монтаж серий?

Две недели на серию, если брать от просмотра материала до последних титров. Это потому что я учился всему на ходу. Сейчас все можно в два раза быстрее делать.

Но ты все делал сам?

Да, все сам.

На что ты снимал?

Наверное, я очень странно выгляжу со своей камерой. Я снимал на handycam от Panasonic, камеру с откидным экраном, раньше в них еще кассеты были. Я никого с такой не видел: все ютуберы снимают на цифровые камеры или гоупро. Но мне очень удобно с handycam: ты видишь, что снимаешь, все в фокусе, она легкая, нет заморочек, как в зеркалках, да и картинка качественная получается. К тому же ты выглядишь как лох-турист, и никто не подумает, что ты журналист, который до чего-то докапывается. Еще у меня была экшн-камера Sony для ситуаций, когда нужно было снимать исподтишка. Так, например, вся первая серия из Белуджистана была снята. Звук тоже писался на них. Но я не понимаю, как люди снимают на экшн-камеры: ты не видишь то, что снимаешь, все наугад. Просто чудо, что получилось что-то смонтировать для первой серии.

Что из гаджетов ты бы добавил для следующих съемок?

Я бы добавил микрофон полунаправленный. Петличку может быть, но не обязательно. И все. Возможно, купил бы handycam получше, а еще стабилизатор. Но в идеале – остаться только с камерой. В таких съемках, тем более, когда делаешь все один, важна максимальная мобильность и скорость реакции.

У тебя был какой-то план на случай, если бы украли камеру?

Не было. Гаджеты можно купить везде. Главное, чтобы не украли деньги, поэтому деньги и карточки у меня всегда были близко к трусам.

Ты ходил с поясной сумкой?

Знаешь, такие нательные маленькие поясные сумки, которые надеваются под штаны.

Не, таких не знаю.

Они классные: очень тонкие, облегают живот, их не видно. Там лежат деньги, паспорт, карточка.

Это обоснованный страх, что могут украсть деньги и вещи?

В Индии, понятное дело, могут украсть. В Иране и Пакистане я такого не представляю. Это страны совсем не про карманников, грабителей или гопников, которые до тебя на улице докопаются.

А алмазы не украдут

То есть ты себя вполне безопасно чувствовал?

В плане карманников, да. А в целом, то в Пакистане было страшновато, особенно уже под конец.

В Пакистане может случиться что угодно

А когда иранский дальнобойщик тебе секс предлагал?

Не было, мы с ним уже час до этого нормально общались. Я просто понял, что он был довольно веселый. Я понимал, что он предлагал это всерьез, но было видно, что он не станет настаивать. У меня еще было подобное в Индии пару лет назад. Там чувак прямо ко мне приставал, были не очень смелые попытки поласкать меня, погладить не там где надо.

Но ни в одной из стран я не встречал действительно агрессивных людей. Ни одного. Может быть мне просто везло, но про мусульманские страны я могу сказать, что в плане людей это безопасно. В плане терроризма может быть не очень.

Литл секси тайм, май френд?

Автостоп был одним из главных способов передвижения?

Нет, стопил я только по Ирану. Там я никогда не ждал больше пяти минут. И автобусы там достаточно дорогие, хотя я пару раз и на них катался. В Индии и Бангладеше нет особого смысла ездить автостопом, потому что это очень медленно.

Сколько времени ты провел в Пешаваре, Варанаси? Ехал дальше, когда понимал, что достаточно материала для серии?

В среднем по три дня. Я понимал, что нужно успеть за это время, а если не успевал, то оставался дольше. Например, в Варанаси я провел неделю и наснимал на два эпизода. Понятное дело, это плохой подход. В идеале нужно проводить по две недели в каждом месте, но у меня не было ни времени, ни денег. В комментариях часто пишут, мол, “я ожидал глубокого исследования”. Но, чувак, ты ожидаешь документальный фильм, которому нужно два года непрерывных съемок?

Как ты находил местных? Заранее или на месте?

Я всегда пытался находить местных через каучсерфинг. Почти всегда это люди, которые говорят по-английски, часто готовые показать и рассказать все. Потом через них искал других людей. Они меня знакомили, вели куда-то, устраивали в другие места. Много знакомств было просто на улице: люди подходят, начинают разговор. Автостоп отлично подходит для этого: ты знакомишься с водителем, он может тебя пригласить к себе, сразу появляется несколько вариантов развития событий.

В последнем видео тебя по трущобам водили гиды. Они это делали за промо своего проекта?

Я пытался найти каких-то инсайдеров в Дхарави и появилась мысль, что наверное есть какие-то бизнесы, которые водят туристов по трущобам. Я нашёл пять таких, написал всем, рассказал о своем проекте и попросил за промо показать мне трущобы. И они были единственные, кто отозвался.

Гид по трущобам Дхарави

Самое глупое решение во всей поездке?

В одном интервью я говорил, что самым глупым решением было выбросить куртку в Армении перед поездкой в Иран. Скажу также. Я подумал, что там будет тепло.

А какой месяц это был?

Это был конец октября. У меня включилось это “еду на юг, сейчас будет тепло”. В итоге мерз и кутался в шарфы.

Куртку ты себе так нигде и не купил?

Нет. Она еще тяжелая была, место занимала. Хотел налегке передвигаться.

А вообще какой у тебя рюкзак был?

На 60 литров, и почти все место в нем занимали спальник, самонадувающийся коврик, маленький рюкзак с техникой. А так у меня были одни штаны, шорты, пара маек.

А палатка у тебя была?

Да, была.

Часто она тебе нужна была?

Она была нужна, когда хотелось просто отдохнуть. Хотя бы сутки никого не видеть, ни с кем не разговаривать, потому что такое количество контактов, информации – это очень тяжело. Я засел в пустыне на двое суток, на берегу моря на двое суток. Перезагружался, отдыхал и ехал дальше.

Путешествовал всегда один?

Да, я был один. Только в Индии ко мне присоединился друг.

Какая тема объединяет все выпуски?

Я хотел показать места, которые русскоязычному зрителю никто не показывал. Плюс какой-то объективный взгляд на места, о которых у всех есть предрассудки. О Пакистане у всех стереотипы, об Иране тоже. Варанаси хотел снять с нового угла. Все показывали как трупы сжигают, а мне было очень интересно узнать о садху. Кто они такие? Почему ими становятся? Как они живут? У меня не было задачи показать, как они деньги зарабатывают, что они “продажные”. Все это случилось по ходу дела. История сама по себе развернулась в другом направлении.

А как ты сам к этим садху относишься? Своего личного мнения ты в видео не высказал.

Я вообще стараюсь личное мнение поменьше высказывать, чтобы это было похоже на журналистику. Но вообще я нормально к ним отношусь. Понимаю, что они выживают. В Индии нужно найти способ выжить. Я не могу сказать, что им легко, что они делают легкие деньги. Жить так, как они, очень сложно. Я уверен, что есть садху настоящие, которые только про духовность и отречение. А эти чуваки молодцы. Они не просто ходят по улице и просят деньги, они как-то изобретательно подошли к вопросу, и я их за это уважаю.

Кстати, про журналистику. Часто герои просят тебя не снимать, не показывать, убрать камеру, но это оказывается в ролике. Ты это делаешь потому, что они все равно этого не увидят?

Я очень неправ, конечно, в этом, и, по-хорошему, так нельзя делать. Но я стараюсь руководствоваться принципом “не навреди”. Если я понимаю, что то, что человек делает после просьбы не снимать, не навредит ему, то я оставляю это в видео. Если может навредить, то я замазываю лица, как в Иране было. Проблема в том, что самые интересные разговоры происходят “не под запись” и приходится делать моральный выбор.

“А то мы тут наркотики продаем”

А ты кому-то оставлял свои контакты? Наверняка просили показать результаты съемок?

Нет, никто не просил. Только ребятам из Мумбаи я его пришлю, естественно, но никто особенно не интересовался, что я там снимаю.

Много ли интересных сцен в итоге не попало в серии?

Очень много. В Иране в основном. Там можно было снять в 100 раз интереснее. Но, во-первых, это была первая страна, в которой я снимал, и очень сложно было преодолеть порог, где ты можешь лезть ко всем с камерой и снимать, доставать камеру без спроса в любой ситуации. Тогда я только учился и упустил много вещей. И безопасность опять же. В Иране от попадания в такое видео кому-нибудь может быть очень плохо.

А сколько времени прошло до того, как ты начал свободно снимать все?

Наверное, когда уже в Пакистан приехал, где-то через месяц. Но в каждой стране тебя воспринимают по-разному и от этого зависит насколько можно “наглеть”. Где-то ты сам – аттракцион, и для тебя сделают все, что попросишь. А иранцы более похожи на нас. Ты там никого не удивишь, это как в собственной стране выйти и начать приставать к людям с камерой. Это сложнее, чем оказаться в совсем другой культуре и снимать. Там камера – инструмент налаживания контакта, сближает с людьми.

А еще в совсем другой культуре интересно практически всё. И снимать легче, чем в Минске, Париже и Барселоне. Ты продолжишь снимать экзотические страны?

Мне важно, чтобы для меня самого это было открытием. Мне интересно поехать в страну, о которой я нигде не прочитаю, про которую не снимались толковые передачи, по крайне мере на русском языке. Надо поехать самому и разобраться.

Может поэтому мало просмотров? В Пакистан мало кто поедет, а видео про Барселону – совсем другой вопрос.

Да, согласен. Я это понимаю, но мне неинтересно снимать то, что снято пять тысяч раз. Понятно, что и в Барселоне можно найти то, что никто не показывал, но мне это неинтересно. Мне интереснее в этом мире, где будто бы все открыто, стать первооткрывателем.

У тебя были какие-то ожидания в плане просмотров? Сколько бы ты считал успехом?

Я думал, что если соберет видео 100 000 просмотров, то его можно считать успешным. Сейчас я не то чтобы недоволен. Понятное дело, что в масштабах ютуба зрителей очень мало, близко к нулю. Но особенно я расстроен, что было предпринято очень много действий по раскрутке: много публикаций в СМИ, в пабликах, в сообществах типа Dirty, Лепры. Но все равно выхлоп очень маленький. Это не Барселона, как ты говоришь, не бомжи в Нью-Йорке, не “без денег на поездах по Америке”. Это контент на уровень серьезнее, который надо посмотреть и подумать, а не просто по фану. Контент для взрослых, а взрослых на ютубе пока не так много. Но мне нравится фидбэк: сотни комментариев под каждым видео, это очень вдохновляет.

Это была твоя первая поездка по “небезопасным” странам?

Да. Я до этого был только в Индии, Китае. Ну из тех стран, что можно считать странами третьего мира.

Сейчас китайцы усмехнулись: беларус назвал Китай страной третьего мира.

Да, я сейчас сам подумал, что-то не то (смеется).

Я собираюсь поехать в Пакистан, Иран, Индию, как турист. Посоветуй что-нибудь.

Насчет Ирана – просто бери и езжай. И говори “Да” на любое предложение. Вот ты спрашивал о самом глупом решении. Они периодически случались: просто на дороге в Пакистане останавливается мотоциклист и говорит: “Поехали со мной”. Ты садишься и он вещет тебя на окраину Пешавара. Вскоре ты посреди поля думаешь: “Блядь, что я вообще делаю? Куда он меня везет? Как это глупо, тупо вообще все”. Но оказывается он везет тебя к себе домой, знакомит с кем-то классным и у тебя выходит отличный материал. И каждый раз когда я вот так рисковал, это срабатывало и, слава богу, я не попал ни в какую передрягу. В Иране такое надо делать без страха. Просто всегда соглашаться на все предложения и откроется невероятный мир.

В Пакистан… Не знаю, может быть я посоветовал бы не ехать. Я приехал туда, будучи уверенным, что это безопасное место, а уехал в паранойе, уверенный, что там может случиться все, что угодно. Просто, если тебе не повезет, ты домой не вернешься. Но в остальном, тоже можно говорить да. Все открытые, хотят помочь, но есть обратная сторона монеты – тебе может просто не повезти. Мне очень хочется туда вернуться, но страшно.

А как те литовцы, которых ты встретил в Белуджистане? У них все хорошо?

Да, они вернулись домой. Один из них нашел свою любовь в Индии, девушку из Колумбии. Он улетел с ней в Колумбию на год, а сейчас она улетела с ним в Литву. Красивая история.

Литовцы приехали в Белуджистан

Какой эпизод тебе нравится больше всего самому?

О Пешаваре и о садху. Пешавар – потому что получился очень личный. Там какие-то личные истории, и город сам по себе очень аутентичный, абсолютно без влияния Запада, совсем другой мир. Они живут по своим законам и их вообще ничего не колышит. И им страшно.

А садху?

Для меня была неожиданной вся эта история. Я очень хотел узнать, что они за люди, и узнал, но совсем не в ту сторону. Сам процесс мне очень понравился – то, как история развивалась. И мне кажется, что визуально это самый красивый эпизод. И вообще это мой самый любимый город.

За поездку или вообще?

Вообще из всех мест, где я был. Это самое невероятное место, его невозможно описать. От него ощущения, что оно не может существовать на этой планете. Это не планета Земля и не люди. Я два раза там был и такое у меня ощущение.

“Мэйк ми хэппи”

Как бы ты себя назвал? Тревел-блогером, журналистом, документалистом? Каким словом тебя представлять как автора передачи?

Я бы хотел, чтобы это было тревел-журналистикой. Это та планка, к которой я стремлюсь.

А какие передачи уже находятся на этой планке?

Все, что делает Вайс Vice Media. Абсолютно. Это прямо идеал.

Очень хорошая есть у Энтони Бурдена программа Parts Unknown. Она очень классная, потому что он роет разные социальные темы через еду. Она немного скучная, но классная с точки зрения тем, которые раскрывает.

Есть классная программа “Экстремальный пилигрим”. Всего три эпизода, которые посвящены изучению разных религиозных практик.

И мне очень нравится “Мир наизнанку” Дмитрия Комарова. Единственное, что нравится из русскоязычных, потому что он хоть и молодой чувак, но делает олдскульную ТВ-передачу. Он классный журналист, находит классных героев, не боится залезть в любую задницу и на своем опыте все показать.

А если бы тебе сейчас предложили сделать передачу на ТВ и одновременно предложили снять второй сезон “Хочу домой” для Ютуба, оплатив расходы, что бы ты выбрал?

Однозначно, ютуб. При условии, что там присутствовал бы какой-то гонорар, то есть не просто оплата расходов, но и какие-то деньги, чтобы жить. На ТВ ты не сможешь сделать так, как хочется.

Да, наркотики ты не сможешь употреблять в телике.

Да, да и вообще. В телике такой формат, что не будут показывать такие истории, какие я снимаю. Они вообще не для телевидения. На ютубе я отвечаю за свой продукт от начала и до конца. Я его придумал, воплотил и так далее. И мне нравится элемент исследования. Ты не просто пришел, снял по сценарию, сыграл говорящую голову. Этим Дмитрий Комаров крут – он сам делает свою программу от начала и до конца. А вещи типа “Орла и Решки” пишут сценаристы и продюсеры.

Дело не в том, что на телевидении все дураки и не умеют ничего хорошего делать. Они все делают прекрасно и супер профессионально, но пока не очень смотрят в будущее. Никаких сомнений, что через пару лет крупные каналы придут в онлайн и будут делать отдельный продукт для ютуба и видео фейсбук, например. В Штатах это самая главная вещь сейчас, все телевидение уходит в онлайн. И они очень круто и очень быстро адаптируют свои форматы под новые медиа и под современную аудиторию.

Совет тем, кто желает стать тревел-влогером/снимать документалистику?

Я бы не советовал этим заниматься, потому что это точно расстроит ваших близких, скорее всего не принесет денег, зато легко может принести разочарование в мире и боли в спине. Но если возьметесь, не снимайте истории в стиле “Без денег и телефона сквозь галактику” – мне кажется, почти все в этом жанре уже сказано.


Список серий первого сезона “Хочу домой”:
1. “Хочу домой” из Пакистана – 1 серия. Белуджистан
2. “Хочу домой” из Пакистана – 2 серия. Карачи
3. “Хочу домой” из Пакистана – 3 серия. Пешавар
4. “Хочу домой” из Ирана – Часть 1
5. “Хочу домой” из Ирана – Часть 2
6. “Хочу домой” из Индии – Варанаси. Часть 1
7. “Хочу домой” из Варанаси – Часть 2. Кремация, наркотики и бизнес на смерти
8. “Хочу домой” из Мумбаи – Трущобы Дхарави


Телеграм-канал Travehacks