Чили. Взгляд изнутри

Что мы знаем о Чили? В первую очередь, в голову приходит чилийское вино, пустыня Атакама, красоты Патагонии, Альенде и Пиночет. Чтобы выйти за пределы стереотипов и лучше узнать Чили мы попросили чилийцев рассказать про свою страну и дать культурологические рекомендации о том, как понять Чили.

География: как путешествовать по Чили?

Чили славится своей протяженностью: побережная линия длиннее 6 000 километров, поэтому идеальным путешествием было бы проехать Чили с севера на юг или наоборот. Туристов манят два «полюса» Чили с невообразимыми инопланетными пейзажами: пустыня Атакама и Патагония. В Атакаме есть гейзеры, солончаки, рука пустыни, доколумбовы крепости и артефакты индейских племен.

В чилийской Патагонии прекрасные национальные парки, например, Торрес-дель-Пайне с его ледниками, озерами и горами. Все это невероятно красиво, однако часто туристы, уделив внимание Атакаме и Патагонии, буквально «проскакивают» саму страну в погоне за захватывающими видами. Даже порой обидно, что многие путеводители по Чили ограничиваются набором Атакама, Патагония, Сантьяго, Вальпараисо.

Чтобы погрузиться в культуру Чили, стоит посетить Консепсьон, Ла Серену и Вальдивию, города, которые помимо Сантьяго основал первый губернатор страны Педро де Вальдивия. В каждом из них вы встретите узнаваемый чилийский урбанистический микс: регулярная застройка и колониальный шик в сочетании с хаотичностью и проблемами современных городов. Чтобы погрузиться в местную жизнь сходите утром на мессу в кафедральный собор, на рынок за перекусом, к университету за визуальными впечатлениями, а еще лучше отправиться на местный футбольный матч.

Нельзя сказать, что вы посетили Чили, если вы не были, хотя бы на одной винодельне. Вино для Чили – это святое. В какую сторону от Сантьяго вы бы не направились, там обязательно найдутся интересные винодельни. Советуем в первую очередь, Errazuriz или Cousiño Macul.

Сантьяго

Для первого знакомства с городом поднимитесь на холм Санта-Люсия. Посмотрите на город и обилие небоскребов с высоты и попробуйте представить, что вокруг ничего нет. Так можно на секунду почувствовать себя на Педро де Вальдивией, решившим именно здесь основать город, которому суждено было стать сердцем Чили.

“Основание Сантьяго”, Педро Лима

Чили начинался с регулярной планировки в лучших античных традициях: перпендикулярные улицы, ровные кварталы и площади с центрами общественной жизни. Если долго вглядываться в панораму Сантьяго с холма, может быть удастся разглядеть следы этого утопического плана.

В городе, названном в честь святого Иакова, было бы упущением не заглянуть в кафедральный собор. Внутри он еще более вычурный, чем снаружи. Чилийцы, как и другие латиноамериканцы, отличаются религиозным рвением, поэтому для того, чтобы понять на Чили разок на мессу сходить стоит.

Однако если нарочитая роскошь барокко и исторический флер наводят на вас скуку, есть в Сантьяго еще одно интересное религиозное место – это недавно открытый Храм бахаи. Бахаизм с его идеями единства религии и единения человечества отлично подошел бы такому плавильному котлу, как Чили. К тому же его нестандартная завораживающая архитектура и вид на город определенно стоят посещения.

Обязательному музейный минимум туриста в Чили – это Музей доколумбового искусства, Музей изящных искусств, Национальный исторический и Музей самого города Сантьяго. Выйти за пределы туристического опыта и окунуться в динамическую атмосферу культурной жизни столицы можно отправившись в более молодые культурные институции. Например, в районе Сан-Мигел, где торцы всех зданий стали площадкой для стрит-арта появился своеобразный музей под открытым небом.

Еще одно культовое место – это культурный центр Габриэлы Мистраль (GAM). У здания интересная архитектура, поэтому можно просто прогуляться по самому зданию или посетить выставочные залы. В центре есть несколько площадок для концертов и представлений, поэтому всегда можно застать что-то интересное. К тому же есть кафе, библиотека и книжный магазин.

Для более близкого знакомства с Сантьяго отправляйтесь на рынки, в парки или микрорайоны-баррио, многие из них славятся богемной атмосферой, как Bellavista и Italia, культурным разнообразием, как Patronata, а некоторые стрит-артом, как Yungay. В последнем расположен еще один культовый культурный центр Matucana 100, в котором никогда не бывает скучно.

Метро в Сантьяго конечно не такое роскошное, как в российских городах, но и оно может похвастаться интересным оформлением. В лучших патриотических традициях на станции La Moneda разместили пейзажные картины с красотами Чили, а на Universidad de Chile огромное историческое панно «Визуальная память нации». На других станциях можно обнаружить диорамы с отдельными эпизодами истории или целые выставочные площадки.

Менталитет чилийцев

Трудно судить о каком-то общем национальном характере с учетом того, сколько разных этнических групп приняли участие в формировании чилийцев. Даже пантеон национальных героев возглавляет человек с совершенно не испанской фамилией – Бернардо О’Хиггинс, в честь которого в Чили назвали все что можно.

Есть одна черта, которая совершенно точно выделяет чилийцев. Вырастая здесь, этого даже не замечаешь, пока не выедешь из Чили и не начнешь общаться с другими людьми. Найти нужный термин сложно, но думаем «обостренное социальное сознание» в самый раз. В Чили, будто мы в XIX веке, до сих пор важно из какой ты семьи, в какую школу ты ходил и в каком районе ты живешь. По этим социальным маркерам собеседник сразу наклеит на вас ярлык, плюс они влияют на круг общения и на ход карьеры. У такой социальной озабоченности, есть и свои плюсы: в Чили много внимания уделяется решению социальных проблем. Это формирует образ Чили за рубежом. Например, единственный чилийский архитектор с Притцкеровской премией, Алехандро Аравена, получил ее «за социально ориентированную архитектуру».

Идея Аравены: строить только половину социального жилья. Так правительство может строить дешевле и больше, остальное достоят сами жители.

В Чили никогда не утихают дебаты и дискуссии вокруг социальных проблем, как в приватных, так и в публичных пространствах. Поэтому когда бы вы не приехали в Сантьяго, вы наверняка застанете митинг. Не стесняйтесь расспрашивать участников, они с жаром вам расскажут, что вызвало их протест. Если почувствуйте прилив солидарности, обязательно присоединитесь, без этого опыт посещения Чили будет не полным.

Cтуденческие протексты в Сантьяго

Атмосфера дебатов касается не только текущей политической ситуации, но и отношения к национальной истории. Периоды реформ и контр-реформ чередовались в истории независимого Чили, и мало к какому периоду можно относиться нейтрально и одинаково. Однако сильнее всего раскалывает общество произошедшее 11 сентября 1973 года. Государственный переворот, свергший коалицию левых “Народное единство” во главе с Сальвадором Альенде в пользу военной диктатуры Аугусто Пиночета, не только в корне изменил историю Чили – его отголоски чувствуются и сейчас. Для того, чтобы лучше узнать о перевороте и диктатуре и понять, что сейчас происходит в чилийском обществе, посетите Музей памяти и прав человека или дом по адресу Londres 38 и Виллу Гримальди, где в тайне содержались и подвергались пыткам политзаключенные.

Еще один ключ к пониманию Чили – это как ни странно политическая пропаганда. В 1988 был проведен плебисцит, на котором Пиночет под давлением международных организаций разрешил участие оппозиционных сил и даже выделил им время в эфире. Сторонники того, чтобы сказать Пиночету «нет» проявили чудеса креативности и создали наверное самую жизнеутверждающие агитационные ролики в мире, что как нам кажется, очень по-чилийски.

Кинематограф: что посмотреть?

О знаковой политической компании 1988-го года Пабло Ларраин снял отличный фильм «Нет» (No) c использованием настоящих агитационных роликов и хроники. Вообще, Пабло Ларраин, будучи сыном влиятельных политиков, в своих фильмах любит по-бунтарски пройтись по больным темам. Хотя фильмами про диктатуру в Чили уже никого не взбудоражить, он снял еще и фильм про католических священников «Клуб» (El Club), по его словам являющийся аллегорией на чилийское общество.

Золотая эра для чилийского кино наступила в конце 1960-ых в виде Нового чилийского кино (Nuevo Cine Chileno), когда кинематограф вслед за обществом по уши погрузился в социально-политическую тематику. События 1973-го года оставили след в кинематографе, хотя свои картины чилийским режиссерам приходилось снимать в эмиграции. В СССР, например, сняли фильм «Ночь над Чили», а во Франции – «В Сантьяго идет дождь», однако субъективно они кажутся слишком уж пропагандистскими и патетическими. Лучше посмотрите документальные фильмы, например, монументальную  трилогию Патрисио Гусмана «Битва за Чили» (La batalla de Chile).

Невероятное удалось режиссеру Мигелю Литтину: он инкогнито пробрался в Чили в 1984 и снял документальный фильм о повседневной жизни при диктатуре «Всеобщая декларация Чили» (Acta General de Chile). Это легендарный фильм, способный обеспечить вам полное погружение в эпоху и атмосферу. Но он длится около четырех часов и, кажется, не переводился на другие языки. Зато Габриэль Гарсия Маркес на основе разговоров с Литтином написал книгу «Тайные приключения Мигеля Литтина в Чили», советуем ее прочитать, так как полная опасностей история съемок фильм даст фору даже самому фильму. Литтин, как никто другой, понимал Чили и сумел передать это в своих фильмах, поэтому рекомендуем посмотреть все, что он снял в 1970-ые.

С таким легендарным наследием, молодым режиссерам сложно выбраться из ловушки и искать новые темы. Патриархов кино, например, так и не отпустило. Теперь они снимают фильмы об исторической памяти, которые удаются им на славу. Если вы не любите старое кино, посмотрите фильмы Гусмана «Ностальгия по свету» (Nostalgia de la luz) и «Перламутровая пуговица» (El botón de nácar) или фильм Литина «Досон, остров №10» (Dawson Isla 10).

Музыка: как звучит Чили?

Как и многие другие латиноамериканские страны, Чили не может похвастаться славной историей академической музыки. Интерес представляют разве что композиторы, которые на волне национального романтизма, обратились к фольклору — Педро Умбьерте Альенде или Карлос Лавин. Поиск национального пути чилийской музыки через индейский фольклор и народные песни был хорошей идей, особенно с учетом разнообразия музыкальных традиций в разных регионах. На совершенно новый уровень народную музыку удалось вывести Виолетте Парра, она собирала народные песни и подарила им международную известность. Кстати, о ней снят отличный биографический фильм “Виолетта отправилась на небеса” (Violeta se fue a los cielos). Помимо самой Виолетты, многие члены ее семьи связаны с искусством в целом, и с народной музыкой в частности. Даже если вы не любителе фолк, в Чили обратите внимание на уличных музыкантов или даже сходите на концерт. Креольская музыка и традиционные инструменты вряд ли оставят вас равнодушными.

Традиционный музыкальный инструмент сику (siku)

Виолетта Парра внесла свой вклад и в такое интересное направление как Новая песня (Nueva canción). Хотя сочетание социальной проблематики с народной музыкой в 1960-ые охватило музыкальную сцену всей Латинской Америки, нам, чилийцам, все-таки приятнее считать себя исключительными. Как минимум, чилийская песня этого направления стопроцентно самая известная на свете. Невозможно представить себе человека, который никогда не слышал “El pueblo unido jamás será vencido“, что в переводе значит “Когда народ един, он непобедим”.

Написанная как гимн “Народного единства”, после 1973-го песня стала символом борьбы и не только в Чили. На разных языках она использовалась в ходе революций по всему земному шару, а каверов на нее неисчислимое количество, есть и версия на русском. Еще одна знаковая песня того же композитора, Серхио Ортеги, “Venceremos”  в исполнении и со словами Виктора Хары использовалась в избирательной кампании Альенде. Многие музыканты из Новой песни были вынуждены эмигрировать, а Виктор Хара был убит в ходе переворота. На русском выходила его биография, написанная его женой: «Виктор – прерванная песня».

Музыканты с портретом Виктора Хары

Возвращение музыкантов-эмигрантов вдохнуло новую жизнь в чилийскую музыкальную сцену. Наверняка, вы найдете для себя интересных чилийских музыкантов самых разных жанров. Самое интересное явление последних десятилетий – это Новая чилийская кумбия (Nueva cumbia chilena). Чилийцы подарили кумбии, изначально распространенной в Колумбии и Центральной Америке, новое звучание, смешав ее со всем, чем можно: от рока и регги до клезмера. Поэтому находясь в Чили не упустите шанс вдоль потанцевать, например, в Сантьяго лучшее место – это клуб La Peña del Nano Parra, кстати получивший название в честь не менее прославленного родственника Виолетты Парра, поэта Никанара Парры.

Группа Chico Trujillo, одни из самых ярких представителей Новой чилийской кумбии

Саундтрек

Литература: что почитать перед поездкой?

В отличие от других латиноамериканских стран, литературы которых прославились на волне латиноамериканского бума в 1960-ые и 1970-ые, Чили не так повезло. В целом, литературное развитие Чили шло по всем канонам испаноязычного литературного мира: романтизм, натурализм, креолизм, и ничто не предвещало, что Чили подарит миру, что-то уникальное и непревзойденное. Это произошло в области поэзии, а поэзия, как известно, трудно переводима. Из-за этого Чили, страна поэтов, не претендует на широкую литературную известность.

Граффити с культурными героями Чили, среди которых два поэта – Габриэла Мистраль и Пабло Неруда

В первой половине XX века творили поэты, которых сейчас называют Большой четверкой чилийской поэзии: Габриэла Мистраль, Пабло Неруда, Висенте Уидобро, Пабло де Рока и Никанор Парра. Да-да, в большую четверку входит пять поэтов. То ли этот парадокс связан с неопределенностью литературных пантеонов, когда речь идет о поэзии сложно договориться, кто же поистине велик. То ли это дань Никанору Парре, который вообще-то сам себя называл анти-поэтом. Как бы то не было, мы уверены, что лучший чилийский сувенир – томик поэзии, конечно, если вы владеете испанским. Габриэла Мистраль и Пабло Неруда, пока единственные чилийские авторы, получившие Нобелевскую премию по литературе, но Неруда, наверное, известнее. Вы можете посмотреть фильм Пабла Ларраина про него (Neruda), прочесть биографию, написанную другим чилийским писателем Володей Тейтельбоймом, или его автобиографию «Признаюсь, я жил» (все переведено на русский). В Сантьяго обязательно посетите его дом-музей La Chascona.

Чилийские прозаики не могут соперничать с чилийскими поэтами в мировом признании, но тоже хороши. Возможно, растущая популярность Роберто Боланьо внесет изменения в расстановку сил. Его монументальный роман «2666» на русский еще не перевели, поэтому прочтите «Чилийский ноктюрн». Еще один атмосферный вариант, недавно переведенный на русский, роман «Фата-моргана любви с оркестром» Эрнана Риверы Летельера.

Источники изображений: chile.travel, Wikimedia, locationscout.net, thenation.com, nationalgeographic.com, ecotours.cl, worldarchitecturemap.org, huntsvillebahais.com, hifructose.com, mega.cl, santiagoestatico.wordpress.com, arauco.org, plataformaurbana.cl, theatlantic.com, londres38.cl, andrewharper.com, allysadventuresinwonderlands.wordpress.com
Консультанты: Pablo Tirado и Jorge Simon