«Надо только все организовать грамотно»: создатель тревел-медиа «Пассажир» о медиа как хобби и уличной культуре в документальном кино

0
Василий Кондрашов делает документальные фильмы, стартап-медиа о путешествиях «Пассажир» и параллельно работает на телевидении. В этом году он снял документальный фильм об уличной культуре в Калькутте и предложил нам рассказать о фильме на «Самокатусе». Мы решили не только запостить фильм, но и расспросить автора — почему он решил заниматься тревел-форматами и можно ли совмещать подобные инициативы с постоянной работой на ТВ.

— Я посмотрела вчера ваш сайт, фильм и канал, и сначала удивилась: надо же, человек в видосе из путешествия выбрал конкретную тему и поговорил с людьми. А потом я увидела, что ты журналист. Расскажи о себе — как ты вообще к этому всему пришел?

— Мне 32 года, и я родился в семье ученых-физиков в городе Обнинске Калужской области. Там же рос, потом поступил на журфак МГУ. Мне всегда журналистика была интересна, даже в школе какие-то журнальчики мутил. Но в универе был у меня период такой довольно долгий, что интересы сместились в сторону тусовок — треш, угар. Довольно-таки надолго. Я катался по хипповским и панковским андеграундным фестам, путешествовал автостопом, чуть-чуть занимался музыкой: играл регги, панк-рок, читал рэп. После 27 лет захотелось перемен: я женился, в 29 у меня родилась дочь, появились амбиции. И я начал заниматься тем, о чем мечтал всегда.

Первая моя работа после окончания универа была на телевидении, канале Северо-западного административного округа Москвы. Такой захудалый канал был, но я понял, что мне очень интересно работать с картинкой, с видео. И после того, как тот канал закрылся, я оказался на «Мире» — где и работаю уже четыре года.

— А почему ты его не называешь обычно? Вроде нормальный канал.

— Не знаю, для меня это… Вот то, что я делаю фильмы, занимаюсь «Пассажиром» — это мое дело. Моя работа официальная — место, где я просто зарабатываю деньги. Это не очень творческая работа, это скорее такой информационный конвейер.

— Расскажи, как появился «Пассажир».

— У меня есть друг Вова Штакет, мы дружим больше десяти лет. Мы оба были связаны с панк-тусовкой, еще с начала нулевых годов. Я начинал еще в Обнинске родном на всякие местные доморощенные группы ходить. В Москве «Дистемпер», «Тараканы», потом больше по андеграундной хардкор-сцене угорали. Мы с Володей познакомились на одном лирушном сообществе тематическом, где люди музыку выкладывали. Вова в нулевых делал фэнзин панковский, он назывался Frenzy Times, такой самиздат бумажный. Я как журналист ему иногда помогал. В итоге мой интерес к путешествиям, его опыт издания зина, плюс он экологом работает — все сошлось, и в 2017 году мы решили создать свой онлайн-журнал про путешествия с акцентом на уличную культуру, на субкультуры.

Больше всего мы хотели писать какие-то рассказы о путешествиях в жанре гонзо-журналистики. То есть не какие-то отчеты очередные, а с акцентом на эмоции и личные впечатления. Но стандартные путеводители у нас тоже есть — их Вова пишет.

— Можешь назвать мне три текста классных, которые у вас на сайте можно найти почитать?

«В следующей жизни я хочу родиться собакой»: 17 месяцев приключений московского панка в Индии». Мой текст «Молодость, море, вино — по югу Европы автостопом». И недавно был текст «Стамбул кутежный: веган-кафе, граффити, трансы и турецкое техно».

— А вы платите гонорары?

— Нет, пока нет. Чтобы как то отблагодарить постоянных авторов, мы придумали дарить им всякие подарки — наш мерч, кружки, значки. Для нас это остается как хобби, мы сами не получаем ничего, только вкладываем пока. Но мы мечтаем это сделать своим делом основным.

— А как вы планируете «Пассажира» все-таки монетизировать?

— Как все — реклама, какие-то партнерские штуки. Этим всем Вова занимается: мне просто не хватает времени подумать о том, как это все развивать. Хочется делать контент, что-то монтировать, писать, при этом мне приходится ходить на работу, еще ребенок.

— Вы занимаетесь этим больше двух лет, но на ютубе 700 подписчиков, в соцсетях тоже не то, чтобы очень много. Не появляется ли ощущения, что это никому не надо, кроме вас?

— Не 700, 200. Но главное мое ощущение — что чего-то я не понимаю в плане развития, раскрутки. У нас не хватает рук, или, не знаю, может быть, мозгов на это. По-хорошему надо когда-нибудь не зассать и бросить работу. Это будет, знаешь, сродни тому, как тебя из лодки выбросили, чтобы ты научился плавать.

— Как выбираете темы, что вам больше интересно?

— Центральная, основная тема — это уличная культура в других странах. Раскрываем ее по-разному: например, пишем и снимаем о субкультурах в Азии, делаем обзоры андеграундных музыкальных сцен и стрит-арта, рассказываем о небанальных достопримечательностях — альтернативные клубы, заброшки, культурные центры.

Плюс у нас есть рубрика «Дела», где мы общаемся с инициативными и творческими людьми, меняющими мир вокруг. Например, с художниками, писателями или владельцами интересных баров и клубов. «Всё это — большой эксперимент». «Делай Культуру»: как две девушки открыли андеграундный бар в центре Москвы; «Комикс — это проездной: сибирский художник путешествует по миру благодаря рисованным историям»; «Публика стесняется ходить на растаманские сказки»: миры Дмитрия Гайдука.

Мне в последнее время все больше интересны истории людей. Например, были у нас публикации про девушку — у нее отец сириец, а мама — украинка. И она выросла в Сирии, довоенной еще. Потом давно читал ЖЖ я одного дядьки — он до сих пор ведет журнал, и так увлекательно. Его зовут Илья Клейменов: он из Сибири, был музыкантом, стал плантатором на Мадагаскаре.

По-моему, это сейчас самое интересное. Своего рода этнография. Изучение менталитетов. Поэтому я и делаю свои фильмы. Ну, два их было — индийский и шри-ланкийский.

— И как тебе твой индийский фильм? Как ты сам его оцениваешь?

— Мне нравится, он гораздо лучше, чем шри-ланкийский. Но у меня есть к нему претензии. Я по максимуму своих нынешних возможностей постарался при съемках и монтаже. И картинки много, и она более-менее неплохая в целом. Много героев, разных мест, разных тем. Но надо больше жизни, больше, знаешь, интервью спонтанных. Людей на улице опрашивать, еще что-то.

— Не советую.

— Да? Ну, я корром на телеке работал, опрашивал людей — забавно было. Я за неделю все снял, потусил бы больше — лучше бы сделал. Например, главный художник в этом фильме, Сумантра Махерджи, рассказывал про другие направления настенного искусства: например, политические карикатуры, которые в Калькутте рисуют уже много десятилетий. Про них можно было бы снять.

— А почему ты вообще решил сделать не тревел-блог, как обычно, а тематический фильм?

— Наверное, телевизионное влияние. На работе я делаю какие-то сюжеты про всякую хрень, а тут можно с тем же подходом… Я бы, может, и попытался сделать это в виде документального фильма журналистского, где автор-корреспондент в кадре появляется. Но для этого неплохо, чтобы еще кто-то со мной был. Можно, конечно, самому себя снимать на селфи-палку, но мне это не очень по душе.

— На кого ты ориентируешься, когда снимаешь видео?

— У журнала Vice классные документалки — да и вообще их формат нас вдохновляет. Еще мне нравятся фильмы об уличной культуре. Недавно пересмотрел с большим удовольствием фильм «Девиантное поведение» от московской граффити-команды «Зачем».

— Как ты искал героев в Индии?

— Я вбил street art kolkata, graffiti kolkata в гугле сначала, увидел какие-то картинки, имена, видосы. Стал искать контакты. Граффитчиков я не особо нашел. Вернее, нашел одного, практически договорился с ним о встрече в Калькутте, а он мне: «Да, без проблем, только ты мне банки оплати с красками». Ну хрен знает. Наверное, можно. А потом я встретился с Сумантрой: он при нашей первой встрече, когда понял, что мне нужно, весь вечер кому-то звонил, выцеплял, бумажка перед глазами с записями. Часа за два план съемок был расписан.

— А музон, который играет в фильме — он весь их, или просто рандомный индийский рэпчик?

— Он весь индийский, но не рандомный — я старался локальный найти. Есть песня, например, звезды эстрады и болливудского кино Кишора Кумара, но он из Калькутты. Рэп исключительно калькуттский, я с музыкантами договорился, что использую треки.

— Слушай, а у тебя амбиции дальше в сторону работы с текстами на вашем портале или в фильммейкерстве?

— Я на каком-то распутье, но больше хотелось бы снимать документалки.

— Ты понимаешь, что придется выбирать между работой и хорошим кино?

— Да, конечно, понимаю. Я мечтаю об этом. Нужно только все организовать грамотно.

Текст: Елена Срапян,

Фото из архива Василия Кондрашова. 

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ