Как я прошел Путь Сантьяго

1
Путешественник и и автор канала @elkaminche Тарас Захарченко объехал почти 40 стран, прошел 1 000 километров пешком и 20 000 километров проехал автостопом, мотоциклом, автобусами и поездами, то работая удалённо, то погружаясь в приключения с головой. Для “Самокатуса” Тарас поделился опытом прохождения Пути Святого Иакова – самой известной паломнической тропы в мире.

Путешествуя по Испании, я встретил в хостеле дедушку: он сидел за столом, обхватив голову руками, смотрел на свой заштампованный паспорт паломника и улыбался. От него будто исходила какая-то сила. Периодически в интернете и в моем окружении проскакивали слова “камино”, “путь Сантьяго”, “паломник в Испании”, “пешком через всю страну”. Мы разговорились с дедушкой, который только что прошел тропой Святого Иакова – и я понял, что обязательно должен повторить его опыт. Вскоре я купил билет в одну сторону и начал отсчитывать дни.

Камино де Сантьяго или Путь Святого Иакова – дорога к мощам апостола Иакова, покровителя Испании, которые находятся в испанском городе Сантьяго-де-Компостела. Это христианская Мекка, которая уступает в популярности только Иерусалиму и Риму. По легенде Иаков мученически умер в 44 году, после чего его останки положили в лодку и отправили в свободное плавание по Средиземному морю. Их выбросило на берег в устье реки Ульи. Живший в том регионе монах, следуя за путеводной звездой, нашел нетронутый ковчег. Место назвали Компостела (“обозначенное звездой”), а позже там построили храм. Иаков за это “путешествие” из Святой земли в Испанию стал считаться покровителем паломников.

Реальный маршрут имеет больше пятнадцати вариаций. Самые популярные версии Пути: Французский (800 км), Северный (860 км) , Примитиво (315 км), Португальский (400 из Лиссабона или 260 км из Порту).

Карта с followthecamino.com

Все они разные: Французский самый популярный, поэтому тут самая развитая инфраструктура; Примитиво, хоть и самый короткий, считается одним из самых физически сложных из-за того, что идет через горы; а вот Португальский из Порту, второй по популярности, самый легкий – короткий, красивый, хорошо обустроенный. В 2017 году суммарно по всем маршрутам, согласно официальной статистике, прошло около 300 тысяч человек.

«Рюкзак должен быть не больше 10% веса владельца», – писал кто-то на очередном форуме. Для того, чтобы соблюсти эту пропорцию, мне нужно было срочно поправиться килограмм на двенадцать. Все вещи казались важными и необходимыми. «Начните ходить 10 километров с рюкзаком каждый день минимум за месяц до старта», «возьмите вазелин от мозолей», «обязательно отпугивающий гудок от диких собак», «не забудьте дихлофос от клопов», «испросите у своего духовника напутствие» – такие советы больше пугали, чем помогали. Мой весил 9 килограммов без еды и воды.

По прогнозам передавали дожди, так что я взял с собой электросушилку для обуви и гамаши. После первого дня стало понятно, что обувь с гортексом отлично справляется сама – купить её было отличной идеей. C сушилкой в урну улетели половина ушных палок, большие тюбики и ёмкости, редко используемые медикаменты, “лишние” третьи штаны (вторые уменьшились до шорт), несколько пар носков, незанятые текстом части распечаток. Я был очень рад, что не взял с собой внешний аккумулятор: расстаться с ним было бы значительно сложнее, а подзарядить телефон в итоге можно было в любом кафе. К пятому дню пути рюкзак весил 7,5 килограммов, уже с водой и едой. Те самые 10% от моих 75. Берите максимально простую, легкую, быстросохнущую одежду на две смены. Многие паломники совершали набеги на “Декатлон”, переодевались и тут же выбрасывали свою дорогую, модную, но совершенно не практичную одежду.

Походный студенческий период был далеко позади, поэтому в свои 34 года я выбрал самый популярный, хотя и не самый короткий, Французский путь. Обязательной точки старта нет. Я начал свою путь с небольшого городка на юге страны Сен-Жан-Пье-де-Пор. На полторы тысячи человек – десятки кафешек, информация для паломников – на каждом углу. Тут можно докупить всю недостающую экипировку, только но стоит это дорого. Зато есть прекрасная возможность перепробовать все французские деликатесы. Путь проходит по центральной улице, а дальше на помощь приходят желтые путевые стрелки. Пилигримы, которых я встретил там, и встречал дальше по дороге, совершенно разные – это пенсионеры, семьи с годовалыми детьми и старше, группы студентов, одиночки всех возрастов и религий. В любом информационном центре по маршруту можно получить паспорт паломника, рекомендованный план с разбивкой по километрам и расстоянием между населенными пунктами, список альбергов (хостелов для пилигримов) с контактами, ценами, количеством мест, наличием кухни, магазина, банкомата, велопарковки.

Четких правил паломничества нет: вы проходите в день столько километров, сколько хотите, ночуете, когда хотите и где хотите. Дома это казалось веселой прогулкой на свежем воздухе, но уже после первого дня стало понятно, что всё будет не так уж и просто. За несколько часов мне нужно было перейти через Пиренеи – а это перепад высот в 1200 метров, и первые 8 километров идет достаточно резкий подъем. На втором часу моего пути начался дождь, который шел весь день. Уверенность в том, что я смогу пройти в таком режиме 900 километров, быстро таяла.

В тот день получилось преодолеть 33 километра, и это заняло почти 9 часов. На ночь я остановился в уютном маленьком альберге на краю села в 40 домов. Стоимость проживания в альбергах колеблется от 5 евро в муниципальных до 15 евро в частных, в большинстве случаев ночлег заранее не бронируется. У некоторых нет фиксированной цены – просто стоит коробка для пожертвований. Альбергами могут быть как частные дома или апартаменты с бассейном, так и кельи в монастырях или койки в хлеву. Где-то волонтеры делают бесплатный массаж или вырезают специальные ортопедические стельки по твоему размеру. Некоторые спят в палатках или гамаках, хотя это и не совсем легально вне кемпингов. Но бояться не стоит, скорее всего полицейский просто разбудит вас и вежливо попросит перейти в специализированное для сна место.

В альберге меня ждали очень приветливый хозяин, ужин, горячий душ и постель. Средняя цена за меню пилигрима – 10 евро. В него входит два блюда, десерт, хлеб, графин вина или воды. На первое паэлья/салат/суп, на второе мясо или рыба с гарниром, десерт – фрукт/йогурт/торт/флан. Вегетарианских блюд почти не встречается. Порции большие, так что некоторые уносили с собой часть в судочках на ужин или завтрак. Тут же, в альберге, я оставил свои первые «лишние» вещи. За 4-6 евро специальные службы могут транспортировать рюкзак до следующего места ночевки, но я не планировал этим пользоваться.

Основной язык общения в паломничестве – испанский. Маршрут проходит через несколько регионов Испании: Наварра, Риоха, Кастилья и Леон, Галисия. Это горы, леса, поля, луга, виноградники. Вдоль дороги растет много ягод и фруктов, много специально оборудованных родников и, конечно, указателей – желтых стрелок.

Каждый следующий день становится похож на предыдущий: ранний подъем, рассвет, молчаливые, задумчивые лица, приветливые местные, желающие доброго пути, потрясающая природа, деревеньки со столетними домами, следующий новый альберг, стирка вещей, быстрый дневной сон, растяжка и уход за мышцами, заметки, разговоры. Иногда за день можно встретить человек сорок, но обычно паломников больше. Постепенно теряется чувство времени, дней недели, календаря. Новый язык, менталитет, еда. Труднее всего привыкнуть к графику работы – сиеста может длиться с 11 до 17, а в воскресенье закрыты почти все магазины.

Из-за того, что скорость у всех разная, каждый день встречаются новые персонажи. С кем-то перемолвишься парой слов или обменяешься улыбкой, с кем-то заговоришь на остановке или в альберге, за обедом/ужином, у родника или монастыря. Вот итальянка Рада – это её пятый Камино, идёт, несмотря на пятнадцать мозолей; поляк Бартек – стартовал пешком из Варшавы, в пути третий месяц, хочет стать сильнее и поверить в себя; девятнадцатилетний француз Эдгар – идет месяц, говорит, что его позвал Бог; болгарин Олег – просто любит спорт и походы; немка Катя – сбежала на неделю от мужа и троих детей, чтобы отдохнуть от хлопот; замотанный как ниндзя кореец Асхуан – вообще не говорит по-английски и по-испански, объясняет, что паломничество полезно для резюме; венгерка Жофи – хочет смириться с потерей близкого человека; Хосе с собакой Карой – идеальная возможность провести отпуск с домашним питомцем; британка Сильвия – приходит в себя после года в Ираке. Какая-то девушка идёт и плачет навзрыд, а уже через полчаса счастливо улыбается на привале; двухметровый великан склонился над кустом ромашек; пара с визгом и криками плещется в бурной реке; иранец слезает с велосипеда и немного везет рюкзак уставшего путника; девушка отдаёт скривившемуся от боли парню одну из двух трекинговых палок; компания с Майорки угощает всех национальными блюдами; вам нужна помощь/дать пластырь/вы не замёрзли/хотите кофе? При этом как нигде ощущается уважение к личному пространству: никто не шумит, не пытается обнять или потрогать, не подходит и не садится слишком близко, не пристает с долгими расспросами и не отвлекает от мыслей.

Двадцатый день Пути. Меня обгоняет семейная тройка французских вороных, элегантный дядька смотрит на меня улыбающимися глазами отца. Каким он был, каким я был, как быстро летит время. Мысль уходит дальше, в сторону заложенных родителями семейных ценностей. Что такое семья, как я ее видел в детстве, как сейчас, что для меня дети, что за отношения были в прошлом, где бежал я, и где – от меня, какие сами сошли на нет, чего мне на самом деле хотелось бы. Вопросы зацикливаются, меняют интонации и ударения.

Тело крепнет и уже не болит после ежедневных нагрузок, нормализуется сон, проходит хронический насморк, бешено растут волосы и ногти. Хаотичные мысли в голове раскладываются по полочкам, уходит тревожность, появляется ощущение расслабленности и свободы, будущее перестает пугать. Появляется какой-то внутренний стержень и свет в глазах.

Ближе к концу становится немного грустно – ведь надо будет возвращаться из мира понятных указателей и спокойствия в мир обстоятельств, обязательств, хлопот, денег и четкого времени. Последние три дня до Сантьяго даются особенно тяжело. Их проходит наибольшее количество людей (для получения “Компостеллы”, свидетельства о завершении паломничества, нужно пройти минимум 100 километров). Плотный поток туристов, для которых это просто развлечение, тур выходного дня, пикник с ночевкой. Они громко галдят, фотографируют каждый куст, ставят печати во всех возможных местах, чтобы хоть как-то заполнить страницы, мусорят. Местные смотрят хмуро, ни о каком «счастливого пути» даже речи не идёт. Альберги переполнены, найти место для ночевки всё сложнее, иногда приходится идти на десять километров больше запланированного. Так начинается возвращение в реальность.

С самого утра на центральную площадь Сантьяго де Компостелы с разных сторон-маршрутов начинают стекаться паломники. Кто-то лежит на брусчатке и смотрит в небо, кто-то бросает в небо рюкзак, сидит по полдня, узнавая в них друзей и знакомых – прощаясь, обнимаясь, обещая обязательно вернуться. В 10 утра в одном из проходов начинает играть волынщик, его музыка эхом растекается по всей площади.

Я вижу смешливого Джорджа из Маями; ещё через пятнадцать минут на площади появляется поляк Конрад, с которым мы потерялись пару недель назад. Из общей массы выделяется знакомый лысый бородач – это Олег, сегодня он зашел на площадь перед поездом, а так-то дошел три дня назад, и уже ездил на автобусе в Фистерру. Поворачиваюсь – на меня уже летит немка Катя: мы разошлись несколько дней назад. В пяти метрах от нас громко смеется старый знакомый – итальянец Гонзо.

Одна девушка громко рыдает. К ней подходит какой-то турист в чистой сувенирной футболке:
– С вами все хорошо?
– Да…
– Может, что-то все-таки случилось?
– Да…
– Что?
– Я сде… – всхлип, – сделала это.
– Что “это”?
– Я дошла!

Чуть позже появляются продавцы сувениров, пешие группы туристов, заезжают туристические паровозики. Становится шумно и жарко. Кто-то уходит селиться, кто-то отправляется на вокзал или на мессу, часть продолжает свой путь к океану – встретить закат на «краю земли».

Сейчас нулевой километр находится в двух прибрежных городах – в Фистерре и Мушии, в каждом выдают соответствующий документ, фистериану и мушиану. Оба находятся на побережье, только первый больше напоминает Ялту или Сочи (шумно, много туристов, рестораны, клубы, отель на каждом шагу), а второй больше похож на затерянный во фьордах скандинавский городок (тихо, пустынно). Кто-то идёт к ним пешком 90 километров от Сантьяго и ещё 30 между городами, кто-то едет три-четыре часа на автобусе.

Я пошел до финиша пешком и на тридцатый день увидел океан. Вот он, нулевой километр, один из двух. Следующая земля – Америка. Снимаю рюкзак, поднимаю руки. Кажется, что еще чуть-чуть – и я полечу, упаду в воду и уплыву в никуда.

После месяца пешком, через боль в спине и коленях, сбитые в мозоли ступни, усталость и ограничения, ранние подъемы – я дошел. Прикидывал прогулку средней сложности, но в итоге делал два перерыва по дню, потому что колени не выдерживали нагрузок. Научился отпускать вещи и людей, не циклиться на материальном, радоваться мелочам, быть гибким, сближаться с людьми, ценить природу, не бояться, принимать себя таким какой есть и чаще улыбаться.

Может, я сюда вернусь. Но первое паломничество я не забуду никогда.


Автор: Тарас Захарченко,

Фото автора.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Согласен с автором. Все так как написано. Тот кто побывал в Камино незабудет этот опыт никогда.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ