Доминиканская сальса: как я застопила яхту и отправилась на Кубу

0
Автор канала @katyakatit Катя Николаева путешествует по Латинской Америке уже два года: за это время она успела выучить испанский и побывать почти во всех странах региона. Во второй части истории про Доминикану Катя рассказала, как им с подругами удалось за один день найти капитана яхты, который согласился подвезти девушек до Кубы.

Есть море – есть шанс

Покупая билеты в один конец до Доминиканы, мы, конечно, думали, как оттуда выбираться. Самолет не рассматривался: билет с острова до Ямайки или Багам стоит 300 долларов — немыслимые деньги для тех, кто в бессрочное путешествие взял с собой тысячу. Никакого местного рейсового транспорта мы не обнаружили, а по запросу “boat hiking Dominican Republic” я нашла одну-единственную страницу: на одном из форумов лет пять назад появилась запись: “Я вписался на яхту из Доминиканы! Это возможно, чуваки!” В ветку посыпались вопросы: где искал? каким образом? куда уплыл? Но загадочный счастливчик ничего не ответил.

Все, что нам было известно — между Доминиканой и другими островами лежит Карибское море. По морю ходят частные яхты. Значит, есть шанс. Но нас трое, и ни у кого не было опыта на судне, да и вообще в открытом море – даже в роли пассажирки.

Мы решили, что в качестве пункта назначения нужно рассматривать ближайшие острова – Кубу или Ямайку, – и просто посмотрели на карту. Значок порта нашелся в городе Пуэрто-Плата, в северо-западной части острова. План был такой: если через несколько дней мы ничего не найдем, поедем по земле в Гаити – из Порт-о-Пренса иногда отходят грузовые корабли. Среди доминиканцев о Гаити ходит много слухов, но, на удивление, половина из них о том, как там хорошо и безопасно. “Главное — не выходить за пределы курорта!” — с улыбкой добавляли местные жители, когда я начинала задавать вопросы. Впрочем, про Доминикану говорили то же самое.

Квест

Сначала мы решили поехать в Пуэрто-Плату на разведку без вещей: оставили их у нашего хоста Пабло в Кабарете. В городе оказалось не по-доминикански чисто: ухоженная набережная с видом на огромную бухту с яхтами и грузовыми судами.
Но на территорию порта без документов и специального разрешения оказалось не пробраться. Мы навернули несколько кругов, выискивая дырки в высоченном бетонном заборе, и с грустью вернулись на прогулочную набережную. План провалился.

Вы играли в “Сибирь” или нечто подобное? В любую игру, где нужно подойти к персонажу, чтобы получить подсказку, выполнять задание за заданием, искать ключи от замков и разговаривать с важными, но будто бы случайными героями, открывая все новые и новые области карты? На набережной Пуэрто-Платы начался наш квест – мы не сдались, мы начали искать пути.

Сначала к нам привязался таксист.
— Отвезу за 20 баксов, куда хотите!
— Нам никуда не надо, спасибо.
— За 15!
— Мы пешком.
— За 12, по-братски. Что ищете? Второй раз вижу вас на этой набережной.
— Мы ищем порт и яхту, чтобы уплыть на Кубу.
— Этот порт закрыт и охраняется военными. О, иногда сюда приходят лайнеры! Но сейчас не сезон. Сколько у вас денег?
— Мы хотим бесплатно.
— Вы же иностранки! Доставайте ваши белые доллары, тут ничего бесплатного не бывает!

Он немного замедляет шаг, потом снова догоняет и улыбается:
— Знаете, а я вот ищу жену. Не хотите за меня замуж? Я работящий. Вот ты, – указывает на Дашу, – пойдешь за меня? Если останешься, я твоим подругам сам билеты до Кубы куплю!
— Заманчивое предложение! — смеемся мы с Алисой. — Даша, ты точно не хочешь остаться?

Таксист еще несколько сотен метров тащится рядом, потом, наконец, отвязывается. Ветер доносит его крик:
— Я вспомнил! Съездите в Луперон! Там тоже бывают яхты!

Луперон — это маленький портовый город недалеко от Пуэрто-Платы. На следующее утро мы вышли из дома Пабло с рюкзаками и смутным ощущением, что туда надо все же заехать. Сменив несколько машин, мы снова подъехали к Пуэрто-Плате. Франклин, старенький доминиканец, совсем не говорил по-английски, но на пальцах объяснил, что в Луперон не едет.
Вдруг он резко свернул с шоссе и по ухабистой дороге направился в деревню. Мы не успели испугаться, как он резко остановил машину и начал махать проезжающему мимо такси.
— Нет, нет, нам не нужно такси! Спасибо, мы сами!
— Son mis amigas rusas! (“Это мои русские подруги” – исп.)

Пока я пыталась объяснить Франклину, что такси нам не по карману, водитель уже перетаскал все рюкзаки в свой багажник и выжидательно смотрел. Франклин, как заведенный, повторял, что мы amigas, протянул таксисту купюру и обнял нас на прощание: “Хорошей дороги, девочки! Найдите свою лодку!”

Мы выезжаем из джунглей, и машина останавливается посреди пустоши c массивным забором. Вдруг водитель начинает трястись – к нам идет молодой гаитянец с огромным автоматом. У меня тоже все сжимается внутри, но нужно выходить. Таксист вытряхивает наши рюкзаки и облегченно дает по газам. Оперируя словами “порт” и “лодка”, я пытаюсь объяснить охране, что три белых чики забыли на частной территории. Парень повторяет слова “босс” и “инглиш”, и жестами просит подождать. За его спиной я вижу несколько припаркованных яхт.

Пожилой канадец, хозяин порта, приезжает через полчаса. Нет, вписаться на яхту здесь решительно невозможно. Нет, никто не идет в сторону Кубы или Ямайки. Эти яхты тут просто паркуются. У вас ничего не выйдет. Уезжайте.

Провал. Или нет?

Я снова и снова задавала вопрос: “А где еще можно поискать?” Наконец канадец сдался: рассказал, в поселке есть бар Wendy’s, где собираются моряки. Сейчас низкий сезон, но, может, мы кого-то и сможем уговорить. На прощание начальник прошептал: “Я попросил Франсуа вас отвезти. Купите ему в деревне что-нибудь. Колу, например”.

Франсуа отвозит нас в поселок и ведет через заброшенный рынок прямо к бару – хлипкой постройке на середине улицы. Мы заикнулись о коле, на что получили в ответ смущенно-обиженный взгляд: ничего не нужно, рад был помочь.

Бар оказался пуст. На стенах карты, флажки и фуражки, под стеклом покоятся фигуры кораблей, на столах – круги от пивных стаканов. Грузный темнокожий владелец держит этот бар уже несколько десятков лет, и за все время только паре человек удалось найти место на яхте. Путешественники добираются сюда, живут в палатках прямо на улице – и уезжают ни с чем.

— Давайте сделаем так: напишите записку. Что вы умеете, куда хотите уплыть, оставьте контакты. Я повешу на доску объявлений. А ближе к вечеру, когда моряки начнут просыпаться на своих яхтах, можно будет дать голосовую рекламу. Если вы готовы подождать несколько недель и разделиться – я вам помогу.

Разделяться и ждать мы были не готовы. В Wendy’s подтянулись первые капитаны – сварливый американец Том, будто срисованный с моряка Папая, и жуликоватого вида Джордж из Канады.

— Что вы хотите? На яхту бесплатно? Да это же просто смешно. Никто вас не возьмет. А вдруг вы что-то украдете? И место будете занимать: опыта у вас нет. Тем более, что в это время года мы ходим в обратную сторону – на Французские территории, через Атлантику или возвращаемся домой в Штаты без остановок.

— У меня есть место на одного… Но я вас не возьму. Вы из России. Я не люблю Путина.

Жена хозяина бара отозвала нас и рассказала, что в соседнем порту тоже есть заведение для моряков. Там находятся отель и ресторан – а в бухте паркуются состоятельные яхтсмены.

Чтобы попасть в порт, мы прошли около десяти километров по трассе через влажный лес. Но владелица ресторана наотрез отказалась содействовать, даже пароль от Wi-Fi не дала. За одним из столов что-то бурно обсуждала четверка моряков: пожилая пара с дочкой и загорелый австралиец неопределённого возраста — его лицо было настолько обветренным и испещренным морщинками, что ему легко могло быть как тридцать, так и пятьдесят. Обычно мне очень тяжело дается связь с незнакомыми людьми, особенно когда у них нужно что-то просить – но ситуация была отчаянной.

— Hey, sorry for interrupting you guys, but as I can tell from your looks, you are salesmen. Right?
— I don’t sell anything from door to door! I’m a sailor, baby, not a salesman.
— Shit. Sorry, I’m just Russian.
— Welcome to the club, Putin girl!

(“Ребята, простите, что перебиваю – но, насколько я могу сказать по вашему виду, вы продажники (я пытаюсь сказать “моряки”, но ошибаюсь). Я права?
– Я не продаю ничего от двери к двери! Я моряк, детка, не продавец.
– Черт. Простите, я просто русская.
– Добро пожаловать в клуб, Путин герл!)

Австралиец на своей яхте совершил уже две кругосветки, а семья продала поместье в Британии и решила отправиться в большое путешествие. К сожалению, никто из них не шел на острова, но мы обменялись емейлами на случай, если они встретят кого-то, кто смог бы нас взять – и еще они обещали написать пост в группе моряков.

В сумерках мы добрались обратно до бара Wendy’s – и не узнали его: тихий уголок превратился в настоящую Тортугу из “Пиратов Карибского моря”. Десятки моряков и морячек пьют пиво, играет громкая музыка, улица гудит. Из темноты нас подозвал хозяин: идите сюда, я вас кое с кем познакомлю.

Я оставила девочек знакомиться, а сама ушла в бурлящие недра Wendy’s. За стойкой внезапно оказался загорелый австралиец из отеля. Будешь пиво? А куда ты хочешь дойти? А что умеешь? Ха-ха, давай я просто пущу тебя на яхту пожить. Знакомься, это Роб/Джон/Келли/Нэш/Йован, он из Финляндии/Хорватии/Канады/Австралии/Новой Зеландии. Ребята, у кого есть место на яхте? Возьмите девчонок!

Я дала объявление по рации на всю бухту на разных языках, моряки поддержали меня ободряющими хлопками по плечу. Австралиец снова купил мне пиво и предложил поменять немного денег – ему было ясно, что мы никуда не уплывем.

И тут подошла взволнованная Алиса:
— Так, видишь вон того мужика, с которым нас хозяин знакомил? Бурно не реагируй только. Он из Бразилии и завтра идет на Кубу. Нам нужно ему понравиться.

Пауло где-то около 50, он называет нас “советикос” и громко смеется. На Мартинике он уже взял девочку из Португалии, и теперь у него на “Маленьком Принце” – яхте, оставшейся от отца – только два места. Он был бы рад, но никак…

Искать работу на яхтах можно через сайт www.findacrew.net или одноимённую группу в Фейсбуке — именно так к Пауло на борт попала португальская Соня. Капитаны с радостью принимают помощников — нанимать моряков зачастую сильно проблематичнее, чем взять горящего желанием научиться путешественника. В обмен на уборку, готовку или помощь в управлении яхтой можно бесплатно отправиться в плавание практически к любым берегам. А еще можно получить лицензию капитана – ребята из “Силы ветра” помогут вам с этим.

— Я вообще-то собирался на Багамы. Но можно и на Кубу, раз такое дело. Яхта маленькая, но ещё одного человека впихнуть можно, – из угла бара подал голос молодой поляк. Михалу 28, его друг участвовал в регате самодельных мини-лодок с Канарских островов до Мартиники, а потом оставил яхту там. Михал практически не ходил под парусом, и ему нужно попрактиковаться перед тем, как он погонит эту семиметровую лодочку обратно в Европу.

Я не поверила своим ушам. Завтра мы идем на Кубу! Хозяин тоже не может поверить в такую удачу — за несколько часов найти капитанов и уплыть втроем! Мы угостили спасителей пивом и затеяли фотосессию нашей большой команды – Португалия, Бразилия, Россия и Польша. Бар опустел, мы с Алисой остались одни. После полуночи бабуля из дома напротив молча принесла кофе и огромную тарелку горячего риса с овощами.

Как навсегда разлюбить португальский

Утром мы решили бросить жребий, кто пойдёт на яхте с Пауло, а кто — на небольшой лодке с Михалом. Я была готова к приключениям, поэтому вызвалась идти с поляком, но Даша отговорила: если меня укачивает даже на велосипеде, маленькая лодка – точно не вариант.

Пауло был в Доминикане нелегально, поэтому нам пришлось заплатить 40 долларов за check-in и check-out яхты из своих – так мы стали официальными членами экипажа. Работники миграционного офиса пытались выклянчить хоть сколько-то денег из каждого по очереди: нас с Пауло вообще отвели на допрос, расспрашивали о том, кем мы друг другу приходимся и задумчиво говорили, что всё очень подозрительно. Но когда поняли, что взятку мы не дадим, поставили выездные штампы и обиженно отпустили. Через шесть часов мы стояли на борту “Маленького Принца” с бокалами доминиканского рома: по карманам разложена “драмина” – таблетки от укачивания, в трюме – запас еды на три дня. Даша с Михалом вышли за нами следом, но тут же сломались. В следующий раз мы увидимся только через 5 суток.

На борт поднялся отряд береговой охраны, чтобы провести клиренс — проверку яхты с собаками на предмет наркоты. Два мерзких офицера пожирали нас глазами, а один отвел Алису в сторонку под предлогом сверки фото в паспорте с лицом и начал гладить по руке, выпрашивая номер телефона. Пауло резко попросил его покинуть частную собственность.

От Луперона до Пуэрто-де-Вита, порта на юго-востоке Кубы, около 300 километров морем – три дня в ветреную погоду или пять в штиль. Радость и предвкушение от морского приключения часа через четыре после выхода в открытые воды сменились постоянной тошнотой: Карибское море между островами считается особенно беспокойным, нас качало на волнах с амплитудой в несколько метров. Есть было совершенно невозможно: укачивало так, что сложно было даже пить. По ночам становилось тише, мы сидели на палубе и смотрели на прыжки летучих рыб. Казалось, что огромные звезды отражаются в воде, так ярко светился планктон за бортом. В каюте качало еще сильнее, так что все три дня я провела наверху, кутаясь в спальник ночами и прячась в тень тента днем. Соня, португальская девушка, иногда готовила нам поесть – но еда отправлялась в океан минут через десять. “Ничего личного, очень вкусно, Соня!” – пыталась не обидеть ее Алиса.

От “драмины” все время хотелось спать. Иногда Пауло учил нас сверяться с компасом и картами, натягивать паруса по ветру, но чаще смеялся и толкал меня, сонную, в бок: “Эй, sovietica, расскажи что-нибудь, я тебя брал не для того, чтобы ты проспала всю дорогу!” Соня и Пауло постоянно болтали на португальском и слушали бразильскую попсу, а меня тошнило. С тех пор каждый раз, когда я слышу португальский, к горлу подкатывает ком.

Утром третьего дня становится легче, и я ем самую вкусную в жизни еду – сырую овсянку с молоком и бананом. Она самая вкусная, потому что не просится обратно. Кажется, морская болезнь закончилась – и через несколько часов мы пристаем в порт Кубы.

Десяток яхт и катамаранов стоит стройным рядом, по пристани прохаживается ярко накрашенная работница бухты за 50 и называет всех “ми амор”, капитаны с разных концов света ухаживают за своими детищами: норвежец натирает палубу, голландская парочка зашивает паруса, американская семья с тремя детьми играет с собакой и чинит якорную цепь. Этот порт не лежит на популярном маршруте Куба-Майами, поэтому атмосфера очень домашняя, “для своих”.

Первым делом, ещё до швартовки нашей яхты, на борт поднялся пожилой врач – осмотреть команду. Сделали шаг на землю — и нас начало штормить. На еле гнущихся ногах мы с Алисой добрели до общественного туалета с душем. Мыла и туалетной бумаги в кабинках, естественно, не оказалось. Добро пожаловать на Кубу!

Первую часть истории про Доминикану можно прочитать здесь.
Текст: Катя Николаева.
Фото Алисы Гринемаер @lis_happens

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ