Катя Николаева провела в Латинской Америке почти два года на low budget: она ездила автостопом, останавливалась у каучсерферов и посещала достопримечательности без входного билета. Для «Самокатуса» Катя написала гид по нелегальному Торресу-дель-Пайне — парку, на трекинг в котором издатель нашего портала Данис Сахабутдинов потратил больше 500 долларов.


В национальный парк Торрес-дель-Пайне в Чили каждый год съезжаются около 250 тысяч туристов. Во время своего путешествия по Латинской Америке я из принципа обходила туристические ловушки: в таких местах остается мало аутентичного, за все приходится платить втридорога — и вместо интересного опыта ты просто трешься плечами с толпами людей в свитерах из альпаки и гидами Lonely Planet под мышкой. Я не поехала на Мачу-Пикчу, не лазила на статую Иисуса в Рио, не была на руинах Теотиуакана в Мексике.

Про Торрес-дель-Пайне в Чили говорят все, это определенно номер один в списке национальных парков Патагонии. Но я посчитала расходы и решила, что за такие деньги лучше поезжу по стране и похожу по бесплатной природе. К тому же кемпинги нужно бронировать за несколько месяцев, а я не могла планировать так далеко.

Но по дороге на юг Чили я встретила австралийца, который только что вернулся из Торресов, и его рассказы посеяли во мне сомнения. Айзек объяснил, что в октябре-ноябре парк только открывают для туристов — в это время там почти никого нет, а в кемпингах всегда есть места, хотя в интернете все помечено «booked» до марта.

Мы посовещались с моей попутчицей из Германии Ханной и решили рискнуть.

Для того чтобы попасть в парк Торрес-дель-Пайне и пройти один из маршрутов, нужно потратить:
— 128 450 песо (11 757 рублей) за паром до Пуэрто-Наталеса с севера Чили;
— 15 000 песо (1373 рубля) и 3000 песо (274 рублей) за автобусы до парка из Пуэрто-Наталеса;
— 21 000 песо (1922 рубля) за вход в национальный парк;
— 20 000 песо (1830 рублей) за паром через озеро Пеоэ (если идти трек W);
— около 35 000 песо (3262 рубля) за четыре ночи в кемпингах;
— около 20 000 песо (1830 рублей) на газовый баллон и еду по количеству дней.

Мы не платили за четыре пункта из шести и сэкономили 202 102 песо (18 499 рублей).

Путь в парк

Даже в низкий сезон добраться из Пуэрто-Наталеса в национальный парк можно автостопом: там всего одна дорога и довольно хороший поток транспорта. Нам повезло еще больше — последнюю неделю мы ездили на машине вместе с бельгийцами, которые подобрали нас на трассе еще перед паромом до Пуэрто-Наталеса. Они же и отвезли нас в парк, прямо к станции отправления парома через озеро Пеоэ до первого кемпинга на W-треке. За паром до Пуэрто-Наталеса мы не платили — если едете со стороны Аргентины, вам тоже не придется на него тратиться.

Вход в парк

Здесь мы немного опростоволосились, зато теперь я с уверенностью могу сказать, что вход в национальный парк можно не оплачивать. На W-треке есть один бесплатный лагерь от чилийской организации по охране природы CONAF, но, чтобы его забронировать, нужно сначала оплатить вход на сайте парка. Мы не знали, как выглядит пропускной пункт, можно ли будет там как-то прошмыгнуть незамеченными, а места в бесплатном кемпинге стремительно кончались. В итоге мы купили входные билеты через интернет за две недели до предполагаемого въезда в парк.

Вместе с бельгийцами на машине мы приехали к одному из пропускных пунктов — домику, стоящему в стороне от трассы. Ради интереса я осталась в машине и не пошла — хотелось проверить, как работает пропускная система. Бельгийцы и Ханна просканировали свои билеты, получили пару напутствий и вернулись в машину. На меня никто не обратил внимания.

Вывод: если поехать с кем-то на машине, можно просто не заходить в офис рейнджеров — на дороге нет никакого контроля. Билет в самом парке за пять дней никто ни разу не проверил. А как получить бронь в бесплатном кемпинге без оплаты входа, я расскажу ниже.

Паром

Добраться до начала W-трека можно только на одном из двух паромов — через озеро Пеоэ до лагеря Paine Grande и через озеро Грей до лагеря Grey. Платить 70 000 песо (6407 рублей) за путешествие по озеру Грей мы не были готовы, поэтому бельгийцы отвезли нас к причалу на озере Пеоэ — паром до Paine Grande оттуда стоит 20 000 песо (1830 рублей). Паром идет около получаса, с озера видно пик Куэрнос-дель-Пайне (Cuernos del Paine). В низкий сезон паром ходит два раза в день, поэтому очередь лучше занимать заранее: даже в ноябре было полно желающих. Оплата при выходе наличными, поток большой, так что теоретически можно улизнуть и там — но я уже смирилась с тратой, поэтому решила не пользоваться доверием контролеров.

Еда и газ

Если начинать свой путь от лагеря Paine Grande, там можно неплохо пополнить свои запасы базовых продуктов и взять газовый баллон: туристы приезжают в парк, не используют свои провиант и газ до конца и оставляют их на кухне. Мы взяли там нераспечатанный баллон газа, а еще разжились макаронами, чечевицей, овсянкой, супом в пакетике и всякими специями. Нелегалов в парке почти нет, за еду и газ конкуренция нулевая. Все готовятся к походу заранее и берут с собой много снеди, особенно неопытные туристы. После первого перехода они сбрасывают лишнее ради экономии веса, и все добро остается в общих зонах кемпингов. Еще в лагерях можно найти трекинговое оборудование, коврики, шапки, перчатки. Наши чилийские друзья сменили полностью свой комплект ковриков для сна, а еще взяли трекинговые палки и кепку с защитой от солнца. Но тут важно не быть жадным и тоже отдавать — это же обмен штуками, которые могут пригодиться другим, но уже неактуальны тебе. Перед возвращением в Пуэрто-Наталес в кемпинге Las Torres я оставила коврик, кепку и книжку-гид по всем хайкинговым маршрутам Патагонии.

Lost&Found

Совет для особенно упертых: в Пуэрто-Наталесе можно пройтись по хостелам и посмотреть, что осталось в коробках Lost&Found. После похода многие иностранцы оставляют в хостелах ненужную в других частях Южной Америки теплую одежду, газ, трекинговое оборудование. Один мой знакомый так забрал из хостела каяк.

Наш рацион был очень простым: овсянка или кукурузная каша на сухом молоке с орешками на завтрак, чечевица с чесноком и сушеными томатами на ужин. Днем мы перекусывали батончиками мюсли, сухофруктами и ягодами, собранными в дороге. В ноябре как раз был сезон чауры — ярко-розовой патагонской ягоды. На вкус она чуть терпкая, легко собирается. Знаменитая ягода калафате поспевает только к февралю, поэтому попробовать с куста ее не удалось. Воду можно пить из любого ручья — не обязательно запасаться на весь день перехода.

Кемпинги

В парке три вида кемпингов: бесплатные с нулевыми удобствами от чилийской организации по охране природы CONAF, дорогие и шикарные от Vertice Patagonia и чуть подешевле от Fantastico Sur. Для W-трека хорошо иметь как минимум четыре брони — две ночи в лагере Paine Grande, одна ночь в Italiano и одна в Las Torres.
Можно сесть на утренний паром через озеро Пеоэ и сэкономить одну ночь, но, если выезжать автостопом из Пуэрто-Наталеса, шансы добраться к 11:00 невелики. Вечерний паром привозит вас в лагерь Paine Grande в 18:30 — в этот день уже никуда пойти не получится.

Кемпинг от Fantastico Sur — самый большой и шикарный на W-маршруте: души с горячей водой, чистые туалеты, розетки, обогреваемая общая кухня. Территория поделена на секторы — для личных палаток и для тех, кто арендует палатку в кемпинге. Чтобы получить стикер, подтверждающий бронь, нужно зайти в домик рейнджеров. Там была очередь, и мы решили сначала разбить лагерь, а потом придумать, что делать с бронью. Только скинули рюкзаки на землю, как из соседней палатки кто-то крикнул: «Эй, девчонки, это не ваше?». Ханна подошла к кричавшим и вернулась обратно с наклейкой — бронь на две нужные нам ночи на одного человека. Ветер был такой, что у кого-то стикер просто улетел. Мы решили, что это знак, поставили палатку и спокойно переночевали два раза. Никто не заглядывал внутрь с проверкой — один человек там спит или двое.

На следующий день, уже сходив в трек на первую «петлю» W-маршрута, на кухне мы познакомились с чилийцами и парнем из Каталонии. Встретить жителя Чили в Торрес-дель-Пайне практически невозможно: парк заполнен американцами, канадцами, французами и немцами. Поэтому, услышав знакомый сленг, мы сразу же прибились к группе. Рассказали ребятам про нашу безденежную ситуацию, и каталонец предложил еще одну наклейку на сегодняшнюю ночь — один из его друзей уехал, а бронь осталась. Мы решили не жадничать и подарили этот стикер парню, причитавшему, что он не может включить телефон на таком холоде, чтобы показать рейнджерам бронь.

Дата, на которую мы забронировали бесплатный кемпинг Italiano, нам уже не подходила, поэтому мы попросили друга изменить в фотошопе число на нужное: рейнджер не сканирует бронь, а только сверяет имя и дату. В крайнем случае в кемпинге можно оставить вещи, сходить на смотровую к Французской долине и поставить палатку нелегально под покровом ночи.

В бесплатном лагере нет душа и вообще воды, сухие «деревенские» туалеты, продуваемый со всех сторон барак-кухня на пару столов. Той ночью от холода у меня взорвался телефон, хотя в Патагонии была уже поздняя весна.

Последняя ночевка перед подъемом к самим Башням нам предстояла в лагере Las Torres. До него от Italiano самый долгий переход — 16 километров, поэтому стартовать лучше на рассвете. По пути очень много патагонских красот, и многие туристы идут только этот отрезок, потом поднимаются к Торресам и уезжают. Лагерь Las Torres от Vertice Patagonia считается самым охраняемым и переполненным, и, чтобы разобраться с ночевкой, мы с чилийцами собрали целый консилиум. На подходе к кемпингу есть КПП, где якобы сразу просят показать бронь. Мы проверять не стали, сбились в плотную кучу и обошли домик через холм. По пути мы увидели пуму, что считается в парке большой редкостью и удачей, так что петля стала вдвойне оправданной.

В самом лагере мы решили встать с палаткой где-нибудь в кустах на отшибе с надеждой на то, что рейнджеры проверят стикеры на трех палатках, а на нашей не будут. Но «отшибов» в лагере мы не нашли — везде сновали люди с фонариками и вглядывались в наклейки. Тогда наши друзья разыграли целый спектакль. У них было пять броней на три палатки — по паре в каждой плюс одиночка-каталонец, но, чтобы получить лишние наклейки, они сказали, что очень друг от друга устали за эту неделю похода (чилийцы шли по длинному О-маршруту) и хотят поспать отдельно. Так они получили еще два палаткостикера и вручили их нам. Затесаться в компанию к местным было отличной идеей — они знали, какая причина сработает для среднестатистического жителя Чили, и сыграли именно на этом. Несколько раз рейнджеры проверяли наши наклейки — и уходили удовлетворенными. Спать в ту ночь оставалось буквально пару часов — чтобы увидеть рассвет на Башнях, нужно выходить из лагеря около двух ночи.

Мы вооружились фонарями (естественно, чужими — у нас вообще с собой ничего не было) и цепочкой поползли по темной вертикальной тропинке. К шести утра мы добрались до смотровой, но Торресы стояли в тумане. Подождав в диком холоде и оцепенении до девяти утра, мы спустились в лагерь, чтобы немного поспать перед возвращением в Пуэрто-Наталес. Проснувшись, мы увидели яркое солнце и идеально чистое небо. Башни врезались острыми пиками в небо Патагонии. Чилийцы посетовали на неудачу и пошли на остановку автобуса, а мы с Ханной побрели до трассы, чтобы уехать в город автостопом.

Лайфхак с кемпингами, которым нам не удалось воспользоваться — Couchsurfing. Иногда на сайте можно найти рейнджера лагеря, и он бесплатно впишет тебя в свою палатку. Моя подруга Рита так переночевала в Paine Grande две ночи, но ее каучсерфер нам не ответил.

Спонтанное приключение в парке Торрес-дель-Пайне заняло четыре с половиной дня. Вечером пятого мы уже сидели в баре в Пуэрто-Наталесе и смотрели на карту ветров — на следующей неделе ожидались порывы до 160 километров в час. Наш каучсерфер работал гидом в парке несколько лет, такие ветра — не редкость для Патагонии. Во время нашего же похода скорость ветра была «всего» 120 километров в час. «Поэтому вы и увидели пуму, — задумчиво протянул Хорхе. — Они выходят из леса проветриться».

Текст и фото: Катя Николаева

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ