В конце 2000-х галерист Марат Гельман пытался превратить Пермь в культурную столицу Европы. И у него многое получилось: музей современного искусства, Теодор Курентзис — худрук Оперного театра и Дягилевского фестиваля, паблик-арт программы, выступления Faith No More. Сейчас Пермь уже не так часто попадает в федеральную повестку, но культурная революция оставила после себя большое наследие. А еще в Перми десятки городских районов, каждый со своими фишками, и отреставрированный конструктивистский квартал на рабочей окраине, который ставят в пример многие архитекторы. Пермь — город, который несколько лучше, чем вы думаете.

Давайте честно: мало кто мечтает о путешествии в Пермь. А многие сходу и не покажут город на карте. Хотя еще десять лет назад Пермь еженедельно попадала в федеральные медиа из-за культурных преобразований города.

В конце 2000-х галерист Марат Гельман пытался превратить Пермь в культурную столицу Европы. И у него многое получилось. Превращение началось с основания музея современного искусства «ПЕРММ». В город приглашали звезд культуры со всего мира: одного из создателей художественного течения арте повера Янниса Кунеллиса, художника Илью Кабакова, худрука Теодора Курентзиса, группу Faith No More с Майком Паттоном и многих других. А также привозили несколько масштабных фестивалей — «Текстуру», «Территорию», «Большую перемену», «Сотворение мира».

Но со сменой администрации города все культурные проекты заглохли. Хотя и сейчас можно увидеть результаты той работы — музей «ПЕРММ» все еще работает, многочисленные граффити и арт-объекты — известная буква «П» из бревен и скарабей из покрышек около железнодорожного вокзала или культовая надпись на набережной «Счастье не за горами», которая стала известна благодаря сериалу «Реальные пацаны». Продолжают проводить Дягилевский фестиваль, куда слетаются олигархи на личных самолетах, а художники все так же расписывают строительные заборы в рамках ежегодного мероприятия «Длинные истории Перми». Хотя в федеральную повестку Пермь попадает уже не так часто.

Еще одна важная часть пермского наследия — единственный в России отреставрированный конструктивистский квартал в Мотовилихинском районе. Еще недавно квартал представлял собой довольно маргинальное место, куда страшно было зайти. Но в конце нулевых жильцы домов объединились и создали непосредственное управление «Рабочего поселка». Благодаря такой форме управления они смогли добиться права на капитальный ремонт домов и придомовой территории, и некогда маргинальные кварталы превратились в образцово-показательные. Сейчас соцгородок — обязательный пункт программы для многих туристов, хотя когда-то Мотовилихой пугали путешественников.

Вместе с пермским журналистом Иваном Козловым рассказываем про яркий отрезок пермской культуры и главные архитектурные достопримечательности города. В 2015–2020 годах в интернет-журнале «Звезда» еженедельно публиковали статьи-экскурсии Ивана по разным городским районам. Он продолжает писать в «Звезду» о городской архитектуре и локальных феноменах, а в сотрудничестве с пермским Центром городской культуры ведет тематический телеграм-канал.

Достопримечательности | Городские микрорайоны | Окрестности | Есть и пить | Что привезти домой | Где жить | Как добраться | Ссылки | Карта

Что смотреть — театр, арт и конструктивизм

Святые образы — Николай Чудотворец, Владимир Ленин, Теодор Курентзис

С понятием центра в Перми проблемы. Если спросить у местных, где находится центр, то, скорее всего, будет несколько разных ответов — одни упомянут эспланаду, другие — Комсомольскую площадь, третьи — перекресток Компроса (так сокращенно называют Комсомольский проспект — главную городскую улицу) и Ленина, и так далее.

Поэтому можно позволить себе произвольный выбор, и мы начнем с Соборной площади. Во-первых, с нее начинается уже упомянутый Компрос. Во-вторых, это одна из самых ярких видовых точек, с которой открывается прекрасный вид на Каму. В-третьих, здесь стоит скульптура Николая Чудотворца, созданная в честь 285-летия города. Со скульптурой связана красивая городская легенда — якобы именно она остановила «бешеный автобус», который в 2009 году потерял управление и понесся по Компросу в сторону Камы. Ну и наконец, именно тут стоит Спасо-Преображенский собор (Комсомольский пр-т, 25а) начала 19 века — один из главных визуальных образов города. Его строили более 30 лет, но уже в середине 19 века собор обветшал и потребовал первой реконструкции, которых затем было еще несколько. Одна из них пришлась на 1931 год, когда собор передали Пермскому музею для размещения в нем художественной галереи.

В советские годы Спасо-Преображенский собор передали Пермскому музею для размещения в нем художественной галереи, которая находится там до сих пор. Фото 1986 года: phluxm / pastvu.com

Галерея находится в соборе до сих пор, а ее собрание включает 50 тысяч единиц хранения, среди которых предметы искусства Древнего Египта, тибетская бронза, произведения русских и европейских художников разных веков и образцы пермского Звериного стиля. Это еще один бренд региона — древние предметы бронзовой художественной пластики. Но главная часть галерейного собрания — коллекция религиозной деревянной скульптуры, которую собрал в первой половине 20 века искусствовед Николай Серебренников. Эти образцы храмовой скульптуры, созданные на территории Пермского края в 17–19 веках, интересны не только мастерством исполнения, но и тем, что сочетают в себе христианскую и языческую культуру. Удивительно, что подобная скульптура вообще дожила до наших дней, учитывая, что в 18 веке церковь запретила объемные изображения святых. Тем не менее, они не только сохранились, но заботливо собраны Николаем Серебренниковым — в 1920-е годы он предпринял шесть крупных экспедиций, в ходе которых обнаружил в сельских храмах десятки подобных изваяний. Это действительно уникальное собрание, а не так, как это часто бывает с дежурными достопримечательностями, которые нельзя не упомянуть, но при этом они всем надоели.

В 18 веке церковь запретила объемные изображения святых, но даже в начале 20 века их можно было найти в далеких сельских храмах. Сейчас на пермскую религиозную деревянную скульптуру можно взглянуть в галерее Спасо-Преображенского собора

В центре располагаются еще несколько важных для понимания Перми мест. Одно из них — городская эспланада (ул. Ленина). В советское время там еще сохранялась одноэтажная застройка, но во второй половине 20 века она превратилась в огромное пустое пространство. Одновременно это была и достопримечательность города (ни один мегаполис не мог похвастаться таким ровным полем в самом центре), и его беда: никто толком не понимал, как это место осмыслить и обустроить. Сегодня эспланада превращена в общественное пространство. Рекомендовать его для целенаправленного посещения, пожалуй, не стоит: элементы ландшафтного дизайна, лавочки, кафе и плоский фонтан, выдержанные в стиле типичного современного благоустройства, вряд ли сойдут за туристическую фишку. Но это отличное место, чтобы отдохнуть во время прогулки по центру.

Кроме того, в центре города обязательно стоит прогуляться по историческим кварталам малоэтажной застройки на улице Сибирской. На участке между улицами Ленина и Пушкина встречаются двух- и трехэтажные здания доходных домов и особняков городской элиты. Большая часть из них построена во второй половине 19 века. Если пройти по Сибирской в сторону Камы, то попадаешь в театральный сквер, в котором стоят самый большой в крае памятник Ленину и Оперный театр (ул. Комсомольская, 25а).

В Перми прослеживается проблема многих российских городов — здесь не следят за культурным кодом города и со старинными дореволюционными особняками соседствуют многоэтажные здания

Многие приезжают в Пермь ради Оперного театра — он в последние годы стал одним из главных местных брендов. Про «пермский балет», который сформировался во многом благодаря эвакуированному в годы войны Ленинградскому хореографическому училищу, слышали примерно все. Но именно в последнее десятилетие премьеры в Оперном театре зачастую становились событиями мирового масштаба. В первую очередь это касается мультиформатного Дягилевского фестиваля, который уже много лет проводят в конце весны или в начале лета и который приковывает внимание театралов в стране и за ее пределами. Даже олигархи, случается, прилетают на Дягилевский на личных самолетах.

Но попасть на фестиваль могут не только олигархи, а любой желающий. Как правило, за несколько недель до фестиваля проводят пресс-конференцию, на которой организаторы объявляют даты и площадки его проведения и основные пункты программы. В последние пару лет — из-за пандемии и ухода в 2019 году Курентзиса с поста худрука Оперного театра — концепция фестиваля сильно изменилась. Поэтому предсказать места событий и топовые премьеры заранее сложно — в 2021 году среди площадок даже не было Оперного, с которым фестиваль исторически связан. Также отдельно анонсируют старт продаж билетов на сайте фестиваля. Раньше в первые минуты продажи билетов сайт фестиваля падал из-за наплыва зрителей. Сейчас эту проблему устранили, но билеты на ключевые события раскупают за считаные минуты.

Справедливости ради, Дягилевский фестиваль был успешным и качественным проектом и до Теодора Курентзиса (с 2003 по 2011 годы худруком фестиваля был Георгий Исаакян). Но именно при Курентзисе у бренда появился мировой размах. Теодора пригласили руководить Оперным в годы так называемой Пермской культурной революции.

 

От «Культурной столицы Европы» до «Смерти не за горами»

В годы, когда президентом России был Дмитрий Медведев, галерист Марат Гельман при поддержке пермской администрации и местных чиновников попытался превратить Пермь в культурную столицу Европы. Этот феномен называют Пермской культурной революцией. Превращение началось с основания музея современного искусства PERMM (б-р Гагарина, 24) — единственного за пределами Москвы и Питера. В город тогда приглашали звезд со всего мира: одного из создателей художественного течения Арте повера Янниса Кунеллиса, художника Илью Кабакова, группу Faith No More с Майком Паттоном и многих других. А также привозили несколько масштабных фестивалей — «Текстуру», «Территорию», «Большую перемену», «Сотворение мира».

В начале десятых пермское лето даже превращалось в один нескончаемый праздник под названием «Белые ночи в Перми». На пустой тогда еще эспланаде строили специальный фестивальный город, в котором каждый день на протяжении месяца что-нибудь да происходило. В 2012 году, например, его посетили более миллиона человек. Считались посещения, а не посетители, но учитывая, что все население Перми едва переваливает за миллион, число все равно впечатляющее. Всего за месяц работы фестивального города в нем проходило несколько сотен разных событий.

«Голова Давида в космосе» нарисована в рамках конкурса граффити «Центр притяжения». Фото: А.Савин (CC BY-SA 4.0)

Культурная революция замышлялась как драйвер для долгосрочных изменений; было очень весело и ярко, но в итоге не взлетело. Пермский культурный проект оказался слишком сильно зависим от региональных властей. Через несколько месяцев после того как губернатора Олега Чиркунова, который покровительствовал фестивалю, отправили в отставку, все посыпалось. На места прогрессивных региональных министров пришли реакционеры, один из которых чуть ли не первым делом уволил с поста директора музея ПЕРММ Марата Гельмана, одномоментно отменили несколько фестивалей, и вообще дали понять, что современному искусству в городе больше не рады.

Впрочем, с таким положением дел согласились не все, например, музей продолжил существовать наперекор всему и даже сохранил несколько важных проектов в городской среде. Благо Гельман успел сделать его государственной институцией, которую так просто не закроешь. В музее нет постоянной экспозиции, но почти круглый год там работают сменные выставки. Хотя собственная коллекция музея представлена в виртуальном формате — просто ее негде показывать, поскольку более удобное помещение для музея город не может подобрать уже много лет.

В годы культурной революции ехать в музей вообще было не обязательно, потому что он сам выходил в городское пространство. Речь про паблик-арт программу, в рамках которой на улицах появлялись разные современные скульптуры. Например, знаменитые «Красные человечки» Андрея Люблинского, которые стоят в скверике у музея ПЕРММ. К ним в городе относились неоднозначно — особо активные консерваторы даже призывали сжигать скульптуры. А Александр Проханов демонизировал «Красных человечков» в своем романе «Человек звезды».

К «Красным человечкам» в Перми отнеслись неоднозначно — активные консерваторы даже призывали сжигать скульптуры

Паблик-арт программу тоже свернули, но значительная часть арт-объектов все еще сохранилась в городе. А ту, что изгнали с городских улиц и площадей, собрали около музея ПЕРММ. По паблик-арту вполне можно делать отдельный экскурсионный маршрут. Например, туристы, которые приезжают в город на поезде, сталкиваются с бревенчатыми «Пермскими воротами» Николая Полисского и сделанным из старых автомобильных покрышек «Скарабеем» Молдакула Нарымбетова — оба этих объекта расположены в сквере 250-летия Перми около вокзальной площади. «Пермские ворота» тоже любили не все — горожане часто ругали их за высокую стоимость (8 миллионов рублей) и презрительно называли «табуреткой», однако со временем объект прижился.

«Пермские ворота» из бревен художника Николая Полисского пермяки приняли не сразу. В основном критиковали ее за дороговизну — она стоила 8 миллионов рублей
«Скарабей» Молдакула Нарымбетова сделан из старых автомобильных покрышек

Сохранились в Перми и те объекты и начинания, которые не вызывали у пермяков споров и противоречий. Например, проект «Длинные истории Перми» продолжается и сегодня. Художники со всей страны расписывают авторскими граффити серые бетонные заборы, которыми ограждают стройки. Один из самых впечатляющих заборов находится на Лебедева, 54 и ограждает пермскую станцию переливания крови: его украшают вымершие животные пермского периода, контуры которых вырезаны художниками из зеркал.

В рамках ежегодного фестиваля «Длинные истории» художники рсписывают невзрачные строительные заборы

Один из символов Перми современной тоже появился во время культурной революции — это надпись «Счастье не за горами» Бориса Матросова на камской набережной. Она уже давно разошлась на сувениры, ее изображают на коробках конфет и на блокнотах, на ее фоне сняли одну из сцен фильма «Географ глобус пропил» и сериала «Реальные пацаны». В 2019 году художник Алексей Илькаев провел акцию, в ходе которой переделал слово «счастье» в слово «смерть». Надпись в этом варианте тоже быстро стала популярной и попала на футболки и сувениры. Изначально временную надпись Бориса Матросова восстановили в прежнем виде, укрепили и снабдили усиленным каркасом, так что теперь «Счастье» с нами, кажется, навсегда.

Во время майского водосброса с камской ГЭС надпись «Счастье не за горами» часто затапливает. Фото: Aleksandr Zykov / Flickr.com

А вот вокруг него многое поменялось. Речной вокзал (ул. Монастырская, 2) был построен в 1940 году в переходном стиле (немного от конструктивизма, немного от сталинского ампира). В нулевые годы вокзал пустовал, потому что пассажирские перевозки по Каме практически сошли на нет. В 2008 году в нем открылась выставка «Русское бедное», с которой начался музей ПЕРММ. Но в 2014 году вокзал признали аварийным, а музей выселили. А после реставрации в нем разместился проект «Россия — моя история», что ярко иллюстрирует консервативный поворот в пермской культуре.

Город-сад в «Рабочем поселке»

Существует не вполне справедливое мнение о том, что Пермь небогата памятниками архитектуры, которое пора бы развенчать.

Мотовилихинский район на востоке города — оплот пермского конструктивизма. Несколько зданий в этом стиле можно найти и в центре города, но именно в Мотовилихе здания в стиле конструктивизм складываются в градостроительный ансамбль. Одни из самых примечательных — гостиница «Металлург» (ул. Лебедева, 9), колледж Славянова (ул. Уральская, 78) и фабрика-кухня (ул. Уральская, 85), в которой до недавнего времени располагались ночные клубы. Еще здесь есть конструктивистская поликлиника (ул. Лебедева, 11), но она, к сожалению, руинирована.

Гостиница «Металлург» в стиле конструктивизм
В конструктивистском здании фабрики-кухни до недавнего времени располагались ночные клубы

Но главный объект в Мотовилихе — кварталы достопримечательного места — соцгородка «Рабочий поселок» в границах улиц Циолковского, Индустриализации, Уральской и Лебедева. Без всякого преувеличения, эти кварталы — гордость всего пермского городского активизма. Конструктивистский жилой комплекс из трехэтажных домов построили для работников Мотовилихинских заводов в 1930-е годы. Спустя десятилетия квартал превратился в довольно маргинальное место, куда страшно было зайти. А в конце нулевых жильцы домов, вдохновленные активисткой Анастасией Мальцевой, объединились и создали непосредственное управление «Рабочего поселка». Мальцева стала председателем Совета. Благодаря такой форме управления жильцы смогли добиться права на капитальный ремонт домов и придомовой территории, и некогда маргинальные кварталы превратились в образцово-показательные и стали, возможно, единственным отреставрированным конструктивистским жилым комплексом в России.

Деревянная детская игровая площадка во дворах «Рабочего поселка» отлично вписывается в архитектурный стиль, в отличии от разноцветных пластиковых, которые заполонили российские города

Сегодня многие столичные гости, приезжающие на тот же «Дягилевский фестиваль», считают соцгородок обязательным пунктом для посещения. А Мальцева думает окончательно превратить поселок в утопический город-сад, каким его задумывали в 1930-е годы — для этого нужно вернуть на место исторический фонтан и советские скульптуры.

Позднесоветский модернизм, мозаики и сграффито

В последние десять лет советский модернизм вошел в моду — его активно исследуют, по нему пишут научные работы и выпускают книги. Беда только в том, что знаковые объекты модернизма по большей части не охраняются государством. Которое вообще неохотно берет под свою защиту здания, чей возраст не превышает сотни лет. Поэтому сегодня исторический облик совмода часто утрачивается. Например, в Перми так случилось со спортивным комплексом «Орленок», от которого стала отваливаться оригинальная облицовочная плитка. В результате все здание просто закатали в невзрачную современную облицовку. Однако на сегодня в городе еще осталось немало впечатляющих позднесоветских построек. Главная из них — здание Дворца детского и юношеского творчества (ул. Сибирская, 29), в оригинальную форму которого вписана даже башенка обсерватории. Или Универсальный дворец спорта «Молот» (ул. Лебедева, 13), построенный в 1966 году и реконструированный в 1989 году. Во дворце сохранился аутентичный интерьер с витражами, изображающими хоккеистов. Главный городской ансамбль, расположенный на эспланаде — начиная со здания Театра-Театра (ул. Ленина, 53, такое своеобразное название в 2007 году получил Пермский академический театр драмы) и заканчивая Законодательным собранием (ул. Ленина, 51) и Органным залом (ул. Ленина, 51б) — тоже типично модернистский.

Дворец детского и юношеского творчества, 1987–1988 годы. Фото: Е.Гаврилов / pastvu.com

Плитка, которая отваливается с фасадов зданий советского модернизма — не единственная проблема, связанная с сохранением советского наследия в городе. Каждый год в Перми исчезают впечатляющие произведения советского монументализма — большие мозаики, панно и сграффито. И всё по той же причине — чаще всего они никак не охраняются государством. Несколько лет назад из самого центра города (перекресток улиц Ленина и Попова), пропало уникальное панно «Наука» — эмаль на металлических листах. Ее просто выкинули на свалку при обновлении здания.

Но пока на помойку выкинули еще не всё, и многие объекты монументального искусства сохранились. Прекрасная пятиэтажная мозаика «Комсомол в решающие моменты истории» (Комсомольский пр-т, 67) входит в ансамбль Комсомольской площади, на Финансово-экономическом колледже (б-р Гагарина, 50) красуется мозаичный диптих, а на учебном центре «Нефтепереработчик» (ул. Мира, 21) есть большое сграффито из двух частей. Также в городе можно найти с десяток более мелких объектов такого рода.

Мозаика «Комсомол в решающие моменты истории» — часть ансамбля Комсомольской площади
Мозаика на учебном театре Пермского хореографического училища. Фото: SunTW (CC BY-SA 4.0)

Чего почти не осталось — так это гипсовых уличных скульптур, которые в советское время надоели всем настолько, что становились предметом насмешек. А сейчас их снова начинают ценить в силу их редкости и уникальности. За пределами города есть целые тематические парки: много таких скульптур собрано на улицах Лысьвы. В 2009 году там открыли тематический парк с пионерами, летчиками и прочими женщинами-с-веслами, привезенными туда из пионерлагеря «Зорька» и отреставрированными. Также много советских скульптур сохранилось на курорте Усть-Качка. А в Перми осталась всего пара-тройка экземпляров. Самые интересные — в сквере перед домом культуры Калинина (57.964472, 56.245722) или во дворе техникума (б-р Гагарина, 37). Там стоит восторженная молодая пара (видимо, комсомольцы), которая пережила уже немало приключений. Зимой 2019 года их обрядили в колпаки эльфов, а позже зачем-то выкрасили из белого цвета в коралловый. Возможно, из-за того, что в 2019 году коралловый был признан цветом года.

Скульптура молодой пары пережила уже немало приключений. Зимой 2019 года их обрядили в колпаки эльфов, а позже перекрасили из белого цвета в коралловый
Горельеф «Современный Икар» на фасаде Дворца культуры сделан из полированных пластин нержавеющей стали различных форм и размеров путем сварки. Фото: Serg.zabolotskih (CC BY-SA 4.0)

Капромные остановки

В разных уголках Перми (в том числе и в самом центре, например на Комсомольском проспекте) можно наткнуться на своеобразные остановки общественного транспорта. В конце девяностых и начале нулевых, когда денег в бюджете было совсем немного, городские власти придумали отличную схему: заботу об обустройстве остановок передали частникам. Владельцы ларьков и минимаркетов могли спокойно вести бизнес, но свои павильоны они должны были переделать под остановочные и содержать их в чистоте и порядке. Какого-то единого стандарта не было, поэтому строили остановки кто во что горазд, иногда по совершенно безумным проектам. Тогда как раз в моде был стиль, для которого уже в наше время придумали ироничное название «капиталистический романтизм». Правда, сейчас они активно уничтожаются и заменяются на более современные.

Остановки — торговые павильоны были популярны в конце девяностых и начале нулевых — своеобразная примета времени

Проклятая мифология

На территории города есть несколько старых кладбищ, закрытых для захоронений. Но именно Егошихинское стоит посетить — это самое интересное историческое кладбище Перми. Здесь можно залипнуть на несколько часов, поскольку у каждого сектора кладбища свой особый колорит. Есть ухоженный и хорошо сохранившийся еврейский сектор, есть сектор, на котором похоронены герои войны с Наполеоном, и так далее.

Егошихинское кладбище — самое интересное историческое кладбище Перми. Здесь есть ухоженный и хорошо сохранившийся еврейский сектор и участок, где похоронены герои войны с Наполеоном

Обязательна к посещению так называемая Могила проклятой дочери. У Перми, к сожалению, небогатый мистический бэкграунд, и все местные тематические экскурсии, как правило, вращаются вокруг пяти-шести историй. Это, например, рассказ про кикимору в особняке Мешкова. Или «Башню смерти» (Комсомольский пр-т, 74) — так в народе зовут здание, в котором находится главное управлении МВД. Легенда утверждает, что с башни на его крыше в 1930-е годы сбрасывали заключенных, хотя здание было построено в пятидесятые. Но история Мертвой дочери на их фоне — реально страшная. Самая распространенная ее вариация говорит о пермском исправнике Девеллии, который переспал с собственной матерью. Спустя много лет переспал с девушкой, которая оказалась его сестрой и одновременно дочерью, зачал ей ребенка, а через шесть лет узнал об их кровном родстве, сошел с ума, выгнал ни в чем неповинную шестилетнюю девочку на мороз и погубил, установил на ее могиле дикое надгробие с уроборосом (свернувшийся в кольцо змей или дракон, кусающий себя за хвост), прилюдно проклял и ребенка, и надгробие, а потом покончил с собой.

Надгробие с уроборосом на могиле проклятой дочери

Незначительная архитектура

Так называется популярная группа в фейсбуке, а если шире — этим термином обозначают все архитектурные объекты, которые традиционно выпадают из поля зрения городских исследователей: от гаражей и сараев до коттеджей оригинальной формы, вентиляционных шахт или автобусных остановок. В Перми таких малозначимых, но любопытных объектов несколько. Например, оригинальной конструкции водонапорная башня (58.012056, 56.203111) на территории Дзержинского завода. В ее облике заметны черты брутализма, и этим она уникальна как минимум для региона.

В облике водонапорной башни на территории Дзержинского завода заметны черты брутализма, что совсем не характерно для региона

Во-вторых, круглый магазин (58.004040, 56.112152) в Заостровке. С ним вообще странная история. Когда-то на площадь в Заостровке привезли огромное бетонное кольцо семиметровой высоты, чтобы вкопать в землю и превратить в элемент коллектора. Но что-то пошло не так, эту огромную штуку не закопали и оставили стоять на земле. Впоследствии ее выкупили, провели коммуникации и обшили сайдингом — так бетонная полость, которая должна была служить резервуаром для нечистот, превратилась в магазин и стала локальной достопримечательностью.

В третьих, внимания заслуживают трансформаторные подстанции и тепловые пункты, которые в Перми обожают превращать в замки с башнями и остроконечными шпилями. Эта страсть к Средневековью вообще много где проявляется — ее квинтэссенцией в свое время стал «Замок в долине» (ул. Спешилова, 111) — развлекательный комплекс с гостиницей в виде классического рыцарского замка.

Водонапорная башня 1905 года сейчас используется как офисное здание. Фото: Дмитрий Чемерик (CC BY-SA 4.0)

Городские микрорайоны

От описания городских достопримечательностей перейдем к отдельным микрорайонам — для тех, кто хочет изучить город максимально углубленно. Именно в Перми это разделение имеет смысл — город сильно вытянутый, и многие районы отделены друг от друга большими расстояниями. Поэтому во многих микрорайонах формируется своя атмосфера. Рассказываем о самых интересных и достойных посещения.

Разгуляй — Сад декабристов и козы в трамваях

Это исторический район, разросшийся в 18 веке вокруг медеплавильного завода, который положил начало развитию всей Перми. Здесь можно оценить остатки настоящей пермской старины. Сначала прогуляться по одному из символов Разгуляя — старому трамвайному мостику, с которого открывается вид на долину реки Егошихи. И осмотреть Петропавловский собор (ул. Советская, 1) — одно из первых каменных сооружений города, построенный в 1757–1764 годах.

Петропавловский собор — одно из первых каменных сооружений города

Если часть исторического Разгуляя между улицей Ленина и долиной Егошихи сохранилась хоть в каком-то виде, то от оригинальных разгуляйских домов в кварталах между Пермской и садом Декабристов не осталось практически ничего. Буквально каждый месяц тут сносят столетние особняки с богатой историей, которые не охраняются государством.

Сад Декабристов сам по себе интересен для посещения — в нем растут красивые столетние липы. Он расположен у стен первой городской тюрьмы. Когда-то писатель Леонид Юзефович в романе «Казароза» запустил такую легенду: деревья в этом саду высажены таким образом, что беглец никогда не сможет спрятаться так, чтобы часовые не видели его за ними.

А еще в Разгуляе можно встретить коз — владельцы частных домов выпускают их на свободный выгул. Иногда козы добредают до Компроса и центральных площадей, и даже пытаются сесть в трамваи.

В Разгуляе постоянно сносят столетние особняки с богатой историей, которые не охраняются государством

Крохалева — место крушения Боинга и лабиринт из двухэтажек

Местные чаще называют этот район Крохаля или Крохалевка. У него устойчивая репутация одного из самых криминальных и гоповских микрорайонов, в котором чужим лучше не появляться. С другой стороны, практически каждый микрорайон, хоть немного отдаленный от центра, имеет в Перми такую репутацию. Крохаля с трех сторон окружены зеленой зоной и рекой Данилиха. Если дойти до речной долины по Лодыгина — одной из центральных улиц Крохалей, то по лестницам и мосткам можно добраться до того самого места (57.97086, 56.21122) на железнодорожной насыпи, где в 2008 году потерпел крушение пассажирский Боинг. На этом месте разбили памятный сквер и установили мемориал из 88 белых гранитных столбиков — по числу погибших в авиакатастрофе.

Мемориал из 88 белых гранитных столбиков — по числу погибших в авиакатастрофе на месте крушения пассажирского Боинга в 2008 году

На южной границе Крохалевки находятся несколько кварталов (57.959250, 56.234000) из практически одинаковых кирпичных двухэтажек. У них уникальная история — когда-то работникам расположенного поблизости Моторного завода выделили землю и выдали материалы. А рабочие буквально своими руками построили производственный городок. Среди сотен домов, палисадники которых плотно заросли кустарником и цветами, можно бродить как в лабиринте.

В микрорайоне Краснова, который граничит с Крохалями на севере, вдоль берега Данилихи расположился давно заброшенный питомник (57.983500, 56.232111), в котором и сегодня можно встретить редкие для Перми виды деревьев.

Парковый — эстетика панелек и веерное депо

Парковый — эталонный позднесоветский заповедник панельных девятиэтажек. Кроме того, район расположен на границе Черняевского лесопарка — природной зоны, которая занимает значительную часть территории Перми. Парковый — это больше про атмосферу, чем про конкретные достопримечательности. Хотя на территории электродепо сохранилось уникальное веерное депо (58.005972, 56.166528) — памятник архитектуры. Чтобы его увидеть, надо пройти по мосту через железнодорожные пути станции Пермь II.

В районе Парковый сохранилось уникальное веерное депо

Гайвасталинский ампир и Камская ГЭС

Микрорайон Гайва очень отдален от центра, но его посещение стоит потраченного на дорогу времени. Во-первых, центральный ансамбль района — практически эталонный памятник малоэтажной застройке сталинских времен. Ряды двухэтажных домов, расположенные симметрично относительно центральной улицы, упираются в фонтан и Дворец культуры (ул. Репина, 20) в стиле ампир. Но самое интересное в Гайве даже не это, а близость Камской ГЭС (ул. Звенигородская, 9) — уникального гидротехнического сооружения, по которому можно пройти с одного берега на другой и увидеть не только саму ГЭС, но и шлюзы, по которым в навигацию передвигаются суда. Особенно зрелищно здесь во время водосброса в мае. Кстати, в это время надпись «Счастье не за горами» часто затапливает, из-за чего кажется, что она стоит прямо на воде.

Водосброс на Камской ГЭС

Водники — лучшее место для пеших прогулок

Местность на правом берегу Камы объединяет три микрорайона: Новые Водники, Старые Водники и Судозавод. Но местные для краткости чаще всего используют общий топоним Водники. Эту часть камского берега стали заселять в 1870-х годах. В 1872 году здесь появились стоянка пароходов и ремонтная база. Постепенно на прибрежных территориях обосновались специалисты, которые были связаны с речным флотом. В конце 19 века эту местность облюбовала пермская элита. Так в красивом сосновом бору на берегу реки появились дачи в неорусском стиле, две из которых — дача Мешкова (58.017056, 56.002028) и дача Синакевича (58.020806, 56.016833) — сохранились до наших дней. Сейчас их состояние ужасно, но к 300-летнему юбилею города их обещают отремонтировать и сделать в них музей. Доступ к даче Синакевича открыт, а вот на дачу Мешкова придется любоваться из-за забора.

Дачу Мешкову в неорусском стиле обещают отреставрировать к 300-летнему юбилею Перми — пока посмотреть на нее получится только из-за забора. Фото: Акбенюк (CC BY-SA 3.0)
А доступ к даче Синакевича открыт, так что изящную деревянную резьбу можно рассмотреть вблизи

Водники — пожалуй, лучшее место для пеших прогулок во всей Перми. Здесь отличная природа, а многочисленные улицы и тропинки то и дело выводят к берегу реки. Иногда к заводям, иногда к пустынным пляжам, а в нескольких местах — к затону (58.022833, 56.021667), в котором на приколе стоят разные речные суда.

Закамск — родина Наговицына и клуб моржей

Когда-то Закамск проектировали как город-спутник Перми. Но сейчас это один из городских микрорайонов. Хотя некоторые закамчане до сих пор ощущают себя жителями отдельного населенного пункта. Здесь и правда всё по-своему: планировка кварталов, архитектура, повседневность и быт. Как таковых достопримечательностей тут немного, но для того чтобы понять Пермь, посетить Закамск просто необходимо, и это тот случай, когда эффект трудно описать словами.

Закамск проектировали как город-спутник Перми, но сейчас это один из городских микрорайонов

Закамск — родина шансонье Сергея Наговицына, место жительства огромного количества уток, неплохо сохранившаяся малоэтажная советская застройка кварталов, большой сосновый бор с расположенным в нем парком аттракционов (ул. Маршала Рыбалко, 106), полузаброшенный парк имени Кирова с фонтаном в стиле советского ампира. До Закамской набережной пока еще не добралось современное тотальное благоустройство. Зато для закамчан она стала центром самоорганизации: сюда люди ходят за бесплатной водой из родников, здесь действуют клуб моржей и собачников и постоянно происходят какие-нибудь спортивные соревнования. Ну и просто красивое место с видом на Каму.

Плиточная мозаика на одной из Закамских высоток. Ей далеко до сюжетных шедевров советского монументализма, но все же и в ней есть определенная уникальность.

Окрестности

Хохловка (45 км от Перми). Это знаменитый архитектурно-этнографический музей. На его территории постоянно проводят фестивали и разные события. Если ваше посещение Перми совпало с Масленицей в Хохловке или с военно-историческим фестивалем «Большие маневры на Хохловских холмах», то они просто обязательны к посещению. В Хохловке на небольшой территории собраны разные памятники деревянного зодчества со всей страны — амбары, мельницы, избы, соляные лари, церковь и многое другое. Самый старый датируется концом 17 века. Важно еще и то, что музей расположен на берегу Камы в удивительно живописном месте. Входной билет стоит всего 200 рублей (льготный обойдется в сотню).

В этнографическом музее в Хохловке на небольшой территории собраны разные памятники деревянного зодчества со всей страны — амбары, мельницы, избы, соляные лари, церковь и многое другое. Фото: Anton Zelenov (CC BY-SA 3.0)

С полным списком экскурсий и расписанием событий и мастер-классов можно ознакомиться на сайте музея.

Как добраться. С автовокзала (ул. Революции, 68) ходят четыре автобуса в день — в 6:10, 9:55, 14:05 и 18:05. В пути около часа, билет стоит 150 рублей.

Молёбка (170 км от Перми). Это аномальная зона, где местные жители часто видят огненные шары и другие «проявления инопланетян». Большую часть года в этом селе делать нечего. Потому что для посещений туристов оно не очень приспособлено, несмотря на попытки местной администрации превратить Молёбку в бренд. В 2012 году на въезде в село даже установили скульптуру инопланетянина. Однако во второй половине лета в Молёбке проводят фестиваль, на который съезжаются уфологи и охотники за тарелочками со всего мира. Специально под это мероприятие в село организуют трансфер из Перми, а в лесу неподалеку разбивают палаточный городок. До сих пор изыскания уфологов, насколько нам известно, не увенчались плодотворными контактами, но еще не вечер.

Как добраться. Ближайший населенный пункт, куда ходит общественный транспорт — поселок Болдырёвский в 60 километрах от Молёбки. Поэтому сюда лучше ехать на своей машине или автостопом, хотя трафик там очень небольшой.

Парк скульптур в Пармайлово (300 км от Перми). Это еще один уникальный музей под открытым небом. В отличие от Хохловки, его создавали без поддержки государства и держится он на голом энтузиазме одного-единственного человека — пенсионера Егора Утробина. Он десятилетиями создавал деревянные скульптуры и размещал их на своей земле, в конце концов открыв парк для всех желающих. Ехать до Пармайлово далеко и местами мучительно, но зато в финале ждет подлинный коми-пермяцкий колорит. Посещение парка скульптур бесплатно, но донаты приветствуются. Если Егор Утробин окажется на месте, то можно будет рассчитывать на знакомство и экскурсию.

Егор Утробин (на фото) десятилетиями создавал деревянные скульптуры и размещал их на своей земле — в конце концов он открыл парк для всех желающих. Фото: Laurar16 (CC BY-SA 4.0)

Как добраться. Прямые автобусы до Пармайлово не ходят, но можно сесть на пригородный рейс до села Юксеево. От него до конечного пункта всего десять километров, и можно словить попутку.

Это, конечно, далеко не полный список интересных мест в окрестностях Перми. Те, кто хочет изучить регион максимально полно, могут посетить город Кунгур (80 км от Перми). Там сохранилось много купеческих особняков, в том числе в редком для этих мест стиле деревянного модерна. А рядом — Кунгурская ледяная пещера. Это, наверное, самая популярная достопримечательность края — одна из крупнейших карстовых пещер России, длиной больше восьми километров, два из которых оборудованы для экскурсий. Белогорский монастырь (70 км от Перми) конца 19 века, прозванный «Уральским Афоном». С горы, на которой он расположен, открывается прекрасный вид на окрестности. Мемориальный музей-заповедник «Пермь-36» (120 км от Перми) — уникальный музей политических репрессий, созданный на месте бывшей исправительно-трудовой колонии.

Карта достопримечательностей Перми

Есть и пить

«Чуфальня Натали» (ул. Горького, 9) — культовый (в прямом смысле слова — из-за сложившейся в городе тусовки почитателей) авторский проект «на ручном управлении». Тут нет постоянного меню — блюда объявляются непосредственно в начале дня — и даже графика: «Чуфальня» вполне может закрыться во сколько захочет, например в 17:00 в будний день.

Кафе расположено на втором этаже неприметного торгового центра. Места в «Чуфальне» не много, но это с лихвой окупается одним обстоятельством: по-настоящему изысканная еда. Не важно, будет это рамен с икрой редкой рыбы или коми-пермяцкие щи с пиканом (дикий сельдерей), блюда стоят дешево даже по пермским меркам. Например, большая порция рамена с карамелизованным окороком обойдется в 250 рублей, а супы дня — в разы дешевле.

«Археология» (ул. Советская, 3) — еще одно место со сложившейся тусовкой и «своей атмосферой», где, впрочем, всегда рады новым гостям. Это относительно новый бар, основанный университетскими друзьями-археологами — отсюда и название, фирменный стиль, оформление интерьера. Меню кухни не слишком богатое — закуски плюс несколько азиатских позиций от местной сети «Покешная-Фобошная». Но зато всё в порядке с крафтовым пивом, бокал которого тут обойдется в стандартные 250–350 рублей. Иногда «Археология» работает как концертная площадка, поэтому вечернюю программу лучше уточнять в инстаграме. Еще одно преимущество бара — расположение. Он находится в двух шагах от исторического района Разгуляй, культурного центра «Завод Шпагина» и Речного вокзала с набережной.

«Вехотка» (ул. Екатерининская, 88) позиционируется как «титульный пермский мясной ресторан», в котором подают не только русскую, но и специфически пермскую кухню. В оформлении ресторана задействованы переосмысленные элементы местного «звериного стиля». А его удобное расположение в центре города делает его одним из обязательных пунктов вечернего туристического маршрута. Цены, несмотря на туристический флер, вполне демократичные — порция пельменей из щуки или тарелка борща с шаньгой (так в Перми называют ватрушку с картофелем) обойдется в 250 рублей, а средний чек составит примерно 600.

Вехотка — это особая мочалка, распространенная на Урале и в Сибири.

«Дом» (ул. 25 октября, 1) — совершенно новое для Перми пространство, которое открылось менее года назад. В соцсетях проекта сказано, что «Дом» — это точка притяжения для людей, живущих творчеством, и место, где царит особая атмосфера уюта, гостеприимства и доброжелательности. И, несмотря на подобные претенциозные формулировки, «Дом» и правда место, достойное посещения. Пространство «Дома» включает залы для работы и отдыха, периодически оно превращается в камерный концертный зал. А еще в нем есть кондитерская и кофейня со множеством видов кофе. «Дом» стоит советовать туристам хотя бы потому, что он расположен в особняке купца Петра Попова — это одно из самых старых зданий города, построенное в конце 18 века.

Пространство «Дом» расположено в особняке купца Петра Попова — это одно из самых старых зданий города, построенное в конце 18 века. Фото: Пространство Дом / Instagram.com

«Пермская кухня» (ул. Газеты «Звезда», 75) чересчур упирает на туристический колорит, но все же выглядит более аутентично, чем «Вехотка». Заведение работает в двух форматах: кафе-парк — оно предполагает возможность быстро подкрепиться в режиме самообслуживания — и кафе-музей. Во втором случае речь идет про формат слоуфуд — повара не только приготовят аутентичные блюда пермской и коми-пермяцкой кухни (пирожки-посикунчики, крем-суп из молодых побегов хвоща — пистиков, разные виды пельменей, уху из уральской рыбы), но и проведут компетентный исторический экскурс. Средний чек заведения — 550 рублей.

Про посикунчики стоит сказать отдельно. Несмотря на то что споры о степени «пермскости» этих маленьких жареных пирожков в среде местных кулинаров и историков не утихают, они давно стали одним из главных кулинарных брендов края. Их особенность — обилие горячего мясного сока, который может заляпать едока при первом укусе. Правильные посикунчики готовят далеко не везде. Трудно рекомендовать в этом отношении многочисленные сетевые забегаловки. А вот в «Пермской хухне», «Вехотке» или «Экспедиции» их готовят как надо.

И еще один местный специалитет, о котором стоит упомянуть отдельно — «Прикамский бальзам» от «Пермалко». В заведениях его обычно не подают, он считается напитком не самого высокого сегмента и продается в любом алкогольном супермаркете. Тем не менее, по мнению многих туристов, по вкусовым качествам он превосходит конкурентов из других регионов — башкирский «Агидель» и татарскую «Бугульму». Бутылка этого напитка идеально подходит на роль аутентичного местного сувенира. А еще говорят, что турист, попробовавший «Прикамского бальзама», непременно вернется в Пермь.

Что привезти домой

  • Feklina — пермский бренд одежды, который шьет всё: от шопперов до плащей, но прославились они своими чепчиками.
  • Еще один местный бренд — Polina Benefit — но здесь все только для девушек.
  • «Это я» — натуральная веганская косметика: мыло, шампуни, кондиционеры, кремы и дезодоранты. Никакого пластика, никаких тестов на животных, а все отходы идут на переработку.
  • My Cozy — подушки и гобелены.
  • Utopia — винтажный секонд-хенд.
  • Украшения с имитацией «звериного стиля», магниты и открытки продаются в ЦУМе (ул. Ленина, 45).
  • В книжном «Пиотровский» (ул. Пушкина, 15) можно купить краеведческие и исторические книги.

Где жить

«Урал» (ул. Ленина, 58) — один из самых популярных и вместительных отелей города, удобно расположенный в центре, в эффектном здании советского модернизма с цветными витражами, вдохновленными местным «звериным стилем». Именно в «Урале» чаще всего селили приезжих звезд в годы «культурной революции». Самый дешевый одноместный эконом без питания стоит 2800–3300 рублей. А самый дорогой люкс с трехразовым питанием стоит 17 200 рублей.

Отель «Урал» находится в центре города, в эффектном здании в стиле советского модернизма. Фото: booking.com

Отели сети «Сибирия» расположены в центре города или в непосредственной близости от него. Четыре варианта размещения подобраны под разные возможности и бюджеты: четырехзвездочный бизнес-отель (временно закрыт), трехзвездочные гарни- и арс-отели (только ночлег и завтрак), просторные апартаменты в клубном доме и двухзвездочный отель эконом-класса. Самый демократичный вариант в эконом-отеле стоит от 2700 рублей, а люкс в бизнесе обойдется от 9700 рублей.

В Перми достаточно много хостелов — как в самом центре, так и в окраинных микрорайонах. Один из лучших — «Дом Демидовых» в центре города. Он расположен в историческом особняке второй половины 19 века, где местами воссоздан аутентичный интерьер. Койка в шестиместном дорме стоит от 700 рублей, сингл — от 2300.

Хостел «Дом Демидовых» расположен в историческом особняке второй половины 19 века, где местами воссоздан аутентичный интерьер

Санаторий «Демидково» в поселке Полазна (50 км от Перми) располагается в сосновом бору на берегу Камы. Моду на «Демидково» в свое время ввел Теодор Курентзис, который здесь жил и даже пережидал пандемию. Не в самом санатории, а в одноименном коттеджном поселке. Санаторий очень популярный, поэтому даже в будние дни не всегда получается забронировать хороший номер. Самый дешевый эконом стоит 2700 рублей. Цены на санаторные путевки начинаются от 3000 рублей в день.

Как добраться

Самолет. В Пермь регулярно летают «Аэрофлот», С7, «Нордвинд» и «Победа». Средняя цена за билет из Москвы — 4500–8500 рублей. Но иногда «Победой» можно долететь и за 2500. Полет занимает менее двух часов. В Перми — плюс два часа к московскому времени.

Помимо Москвы, прямые рейсы в Пермь также есть из Новосибирска, Самары, Казани, Нижнего Новгорода, Омска и Петербурга.

От аэропорта «Большое Савино» до центра города ходит автобус №108. Поездка на нем, как и на всем городском транспорте, стоит 24 рубля по карте или 26 наличкой. Поездка на такси («Яндекс» или «Диди») обойдется от 350 рублей — в зависимости от конечной точки, трафика и погодных условий.

Поезда из Москвы идут в среднем 20–24 часа, а билет обойдется приблизительно в 3000 рублей (плацкарт), в 6000 (купе) или в 10 000–12 000 (СВ). Поездом можно добраться и из множества других городов — Пермь стоит на Транссибе, и через нее проходят поезда направлением на Владивосток. Есть также поезд южного направления из Адлера и с северо-запада — из Питера.

Машина. Примерно столько же по времени, сколько на поезде (22–23 часа) займет поездка до Перми на машине. Стандартный маршрут из Москвы пролегает через Ярославль и Киров и составляет около 1450 километров.

О Перми в интернете

Медиа

  • «Звезда» — независимое интернет-издание с актуальной городской повесткой: новости, урбанистика, архитектура, низовые инициативы.
  • «Текст» — еще одно городское издание, которое специализируется на городских феноменах.
  • «Закамский быт» — отличный пример независимого проекта, на коленке сделанного уроженцами и патриотами одного из микрорайонов. Сейчас уже не активный, но все еще полный интересного контента.
  • «Пермь в лицах» — иллюстрированная энциклопедия пермских активистов и подвижников.
  • «Город как лаборатория» — частный исследовательский проект с уклоном в философский анализ.
  • «Возрождение Перми» — активисты-градозащитники об актуальных проблемах архитектурных памятников.

Проекты

  • «Центр городской культуры» — частная выставочная и событийная площадка в центре города, которая занимается городскими исследованиями и локальными инициативами.
  • «Пиотровский» — независимый книжный магазин, духовный брат московского «Фаланстера».
  • «Дедморозим» — один из важнейших благотворительных проектов, созданный в Перми и получивший всероссийскую известность.
  • «Флаэртиана» — ежегодный фестиваль документального кино, одна из визиток города на международной культурной арене.
  • «Точка» — единственная в России общеобразовательная школа, где профильно обучают дизайну.
  • «Музей авиации» — один из наиболее необычных и внушительных частных музейных проектов, когда-то выросший из пункта приема цветмета.

Люди

  • Надежда Баглей — активистка, благодаря которой город заговорил о малых реках.
  • Анастасия Мальцева — главный двигатель всех преобразований в соцгородке «Рабочий поселок».
  • Наиля Аллахвердиева — куратор, руководитель музея современного искусства PERMM.
  • Надежда Агишева — общественница и меценатка, руководитель фонда поддержки культурных инициатив «Новая коллекция».
  • Александр Михайлов — историк архитектуры, популярный пермский экскурсовод и профессиональный любитель пива.
  • Татьяна Синицына — арт-менеджер, директор Центра городской культуры.
  • Автор путеводителя: Иван Козлов
  • Фотографии: Иван Козлов, Миша Митюков
  • Обложка: Ната Скороходова.

Подписывайтесь на нас в соцсетях: телеграм-канал, Вконтакте, Яндекс.Дзен.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ