От Сикстинской капеллы Микеланджело до храмов 21 века.

Древний город, построенный на семи холмах, обязывает внимательно смотреть под ноги — на останки Рима императора Августа и форумы, легендарные канализационные люки «Senatus Populusque Romanus» (S.P.Q.R. — «Сенат и народ Рима» с латинского) и неубранные следы любимых питомцев местных жителей. Тем временем существенная часть достопримечательностей Рима находится наверху: фрески Рафаэля и Микеланджело, своды Ричарда Мейера и росписи Андреа Поццо.

Рассказываем про потолки, своды и купола, которые точно стоит включить в маршрут прогулки по Риму!

Обнадеживающая Сикстинская капелла

Хоть росписи Микеланджело для Сикстинской капеллы в Ватикане и показывают всем туристам в каждом путеводителе, без них в нашей подборке не обойтись. Тем более, это лишняя возможность напомнить вам о том, как важно планировать свой поход заранее. Чтобы избежать очередей, советуем приобрести билеты в Музеи Ватикана онлайн и подойти к открытию. Кстати, в будний день посетителей будет меньше. Это позволит сэкономить пару часов в очереди, которые потом лучше потратить, например, прогуливаясь по папским садам. Онлайн-билет в Сикстинскую капеллу стоит 22 евро (2,105.4 рублей), если покупать на месте — 17 (1,626.9 рублей).

Сикстинская капелла — часть внутренних строений Ватикана, бывшая и уже недействующая домовая церковь, построенная в последнюю треть 15 века по заказу папы Сикста IV. С точки зрения архитектуры все предельно лаконично: небольшое прямоугольное сооружение из гладкого камня напоминает оборонительную башню. Зато на декор заказчик не поскупился. Капеллу расписывали известнейшие художники того времени: Сандро Боттичелли и Пьетро Перуджино, Доменико Гирландайо и Козимо Россели, а также артель их помощников.

Сикстинская капелла — часть внутренних строений Ватикана, бывшая и уже недействующая домовая церковь, построенная в последнюю треть 15 века по заказу папы Сикста IV. Фото: Sailko / Wikimedia.org

Микеланджело Буонаротти привлекли к росписям капеллы в 1510-е годы, когда оригинальным декорациям свода понадобилась реставрация. В трактовке 16 века и папы Юлия II — закрасить и сделать заново. По неподтвержденной легенде, задействовать именно Микеланджело папу убедил архитектор Донато Браманте, давний соперник Буонаротти, пожелавший доказать его некомпетентность.

Несмотря на попытки Микеланджело отказаться от папского заказа (на тот момент он считал себя скульптором, а не художником), капеллу заставили расписать — сначала потолок, а затем одну из стен. Грандиозный цикл о сотворении мира на сводах и драматический «Страшный суд» на алтарной стене стали важнейшими произведениями итальянского искусства Возрождения. Потолок Сикстинской капеллы иллюстрирует сюжеты из Книги Бытия, связанные с сотворением человека и его последующим грехом. Бог создает солнце, планеты, Адама и Еву, а затем наказывает последних за слабость перед искушением.

Звучит красиво, но непонятно? Давайте смотреть предметно. Начинать изучение капеллы стоит с опознания фигуры Бога: ищите старца в розовом, который то держит облака, то наколдовывает солнце. Все по тексту книги: «И сказал Бог: „Да будет свет“. И стал свет». Согласитесь, не самый легкий сценарий для изображения! Найдя солнце, вы легко продвинетесь к самому известному фрагменту (как конкретно этого потолка, так, может, и всей мировой культуры) — сотворению человека. Полуобнаженный Адам тянет руку к своему создателю, прикосновение которого подарит ему жизнь и смысл. Фигура Бога окружена многочисленными свидетелями чуда. По одной из версий, из-под левой руки старца выглядывают Ева и ее нерожденные дети. Некоторые исследователи среди божественной «массовки» узнают Деву Марию, Софию Премудрость Божию, а иногда — и душу человеческую.

Полуобнаженный Адам тянет руку к своему создателю, прикосновение которого подарит ему жизнь и смысл. Фигура Бога окружена многочисленными свидетелями чуда. Фото: Calvin Craig / Unsplash.com

Фреска «Страшный суд» на алтарной стене была написана художником спустя почти 30 лет. Равнозначно гениальная, она, однако, заметно менее оптимистична. В ней отразились опыт, возраст, удары жизни и разбитые надежды художника. Потолок Сикстинской капеллы, созданный еще молодым мастером, несет в себе отпечаток гуманистической веры в то, что искупление возможно, а человек — подобие Бога. Стена же — про неизбежность расплаты за грехи.

На стене 12 метров высотой Христос судит человечество. Наиболее удачливые души отправляются наверх, то есть в рай, а грешникам уготован ад. По одной из легенд, художник включил в сюжет даже самого себя —  если так можно сказать о человеческой коже в руках Святого Варфоломея, в которой некоторые видят автопортрет Микеланджело. «Страшный суд» вызвал неоднозначную реакцию современников еще до полноценного завершения работы. Особенно богословов возмутила нагота героев, которую по требованию папы Пия IV позже закрасил ученик Микеланджело Даниеле да Вольтерра. Сам же автор «Суда» без боя не сдался — так, одного из особенно активных противников обнаженных грешников Микеланджело включил в композицию, дополнив портрет ослиными ушами.

На фреске «Страшный суд» высотой 12 метров Христос судит человечество. Наиболее удачливые души отправляются наверх, то есть в рай, а грешникам уготован ад. Фото: raphaelstrada / Wikimedia.org

Любовь земная и небесная в росписях для виллы Фарнезина

Не менее знаковый, но по неведомой причине чуть менее популярный потолок впечатляет фресками по эскизам Рафаэля.

Виллу Фарнезина, ныне действующую как публичный музей, построили в начале 16 века по заказу банкира Агостино Киджи. Она располагается на западном берегу Тибра в центре Рима. Попасть туда гораздо проще, чем в Ватикан, хотя лучше все же приходить утром и покупать билет онлайн.

Для декорации виллы Фарнезина Рафаэль выбирает жизнеутверждающий сюжет, связанный со счастливым завершением истории Амура и Психеи. Фото: Kent Wang / Flickr.com

Самое известное пространство виллы — лоджия Психеи — было расписано в 1510-е годы по рисункам Рафаэля группой его учеников. За основу для фрескового цикла выбрали романтический сюжет о любви между богом Амуром и человеческой женщиной Психеей. Согласно мифу, дошедшему до нас в тексте 2 века «Метаморфозы» Луция Апулея, необычайная красота царевны Психеи вызывала зависть у Афродиты. Чтобы наказать девушку за дерзость, богиня приказывает своему сыну Амуру, повелевающему страстью и влечением на Земле, внушить девушке чувства к самому низкому из людей. Герой, однако, сам влюбляется в Психею. Забыв о страхе перед матерью, он крадет красавицу и делает своей женой, но появляется в покоях избранницы только в полной темноте, не позволяя той смотреть на себя. Психея не справляется с любопытством и, желая посмотреть на суженого, наклоняется над спящим Амуром с лампой, откуда выливается горячее масло. Обожженный и оскорбленный бог исчезает, а девушка оказывается обречена на долгие скитания и испытания, пока Зевс не дает согласие на ее воссоединение с любимым.

Для декорации виллы Рафаэль выбирает жизнеутверждающий сюжет, связанный со счастливым завершением истории Амура и Психеи. В двух фресках плафона изображены свадебный пир среди богов, а также торжественный прием Психеи на Олимпе.

Кстати, если вас слегка расстроил тот факт, что Рафаэль лишь придумал программу росписи, а непосредственную работу выполняли ученики, не торопитесь возвращать билеты! В соседнем зале скромно ждет вашего внимания небольшая фреска «Триумф Галатеи», главная героиня которой — нимфа Галатея — написана Рафаэлем.

В соседнем зале виллы Фарнезина скромно ждет вашего внимания небольшая фреска «Триумф Галатеи», главная героиня которой — нимфа Галатея — написана Рафаэлем. Фото: Vicenç Valcárcel Pérez / Wikimedia.org

3D-эффект 16 века в церкви Иль-Джезу

Соборная церковь на Пьяцце дель Джезу известна как место захоронения Игнатия де Лойолы, основателя ордена иезуитов Римско-католической церкви. Для современного посетителя она примечательна как одно из первых сооружений, построенных по канонам Тридентского собора и ставших примером для других римских церквей. По инструкции 16 века, выпущенной кардиналом Карло Борромео, храмовое зодчество подлежало унификации и должно было представлять из себя один из инструментов религиозной пропаганды. Все храмы следовало строить на возвышенности и с соблюдением строгой симметрии, где главный алтарь располагается ровно напротив главного входа (обязательно с прямоугольными, а не арочными дверьми). Внутреннее пространство здания должно быть достаточно просторным, чтобы свободно вмещать всех верующих.

Здание Иль-Джезу, построенное Джакомо делла Портой и Джакомо да Виньолой, как раз отличается строгой симметрией, широким подкупольным пространством, а также узнаваемым (очень итальянским) фасадом с треугольным фронтоном. Важнейшим акцентом в храмовой архитектуре иезуитов является пространство перед алтарем (средокрестие — та часть креста, где пересекаются две линии).

Здание Иль-Джезу отличается строгой симметрией, широким подкупольным пространством, а также узнаваемым (очень итальянским) фасадом с треугольным фронтоном. Фото: Krzysztof Golik / Wikimedia.org

Центральный неф церкви украшает роспись «Триумф имени Иисуса» Джованни Баттиста Гаулли, создающая имитацию парящих облаков. Эффект обманки, или тромплёй, очень любили в эпоху барокко, высоко оценивая мастерство оптической иллюзии. Он позволял мастеру замаскировать инженерную конструкцию здания, несущие колонны и своды, а вместо них заполнить потолок выходящими за пределы плафона тучами, парящими святыми и лучами солнца.

Приятное нововведение в итальянских церквях, которое порадует любителей оригинальных селфи: прямо в центре главного нефа стоит зеркало, которое позволит не только легко рассмотреть все детали декорации, но и сделать несколько впечатляющих кадров. Для полного эстетического экстаза можно бросить пару евро в ближайший ящик для пожертвований и включить подсветку купола на пару секунд.

Центральный неф церкви украшает роспись «Триумф имени Иисуса» Джованни Баттиста Гаулли, создающая имитацию парящих облаков. Эффект обманки, или тромплёй, очень любили в эпоху барокко, высоко оценивая мастерство оптической иллюзии. Фото: John Samuel / Wikimedia.org

Фейковый купол в Сант-Иньяцио

Еще одна оптическая иллюзия скрывается внутри Сант-Иньяцио, более поздней по времени церкви иезуитов. Опустим описание фасада — он очень похож на храм Иль-Джезу, что еще раз доказывает тезис о том, как Тридентский собор задал определенный образец в храмовой архитектуре.

Роспись плафона «Апофеоз Святого Игнатия» представляет собой торжество не только святого Игнатия, но и барочной обманки тромплёй. После входа в церковь перед зрителем открываются уходящие в небо арки и колоннады, парящие фигуры святых, отдыхающие на облаках ангелы. Настоящая и нарисованная архитектуры сплетаются между собой, переходя одна в другую, и полностью лишают способности отделить правду от иллюзии.

После входа в церковь перед зрителем открываются уходящие в небо арки и колоннады, парящие фигуры святых, отдыхающие на облаках ангелы. астоящая и нарисованная архитектуры сплетаются между собой, переходя одна в другую, и полностью лишают способности отделить правду от иллюзии. Фото: Diego Delso / Wikimedia.org

Создателем и исполнителем росписи был живописец Андреа Поццо, он же был архитектором храма и автором трактата «Перспектива живописцев и архитекторов», одного из первых самоучителей по теории перспективного изображения.

Очень характерно, что, когда при строительстве церкви Сант-Иньяцио денег на купол не хватило, Поццо его просто нарисовал. И речь идет не о скромных декорациях, а о полноценной обманке, которую многие не замечают, принимая за настоящий купол. Чтобы лучше всего почувствовать иллюзию, надо встать на мраморный круг на полу церкви. Так отмечена точка, с которой открывается самый захватывающий вид.

Райский круговорот в Сант-Андреа-делла-Валле

На этом этапе римских прогулок турист уже чувствует себя настолько искушенным, что от очередной церкви едва ли ждет чуда. Тем не менее, купол с росписями Джованни Ланфранко, ученика легендарных братьев Караччи, обычно удивляет. Тем более что хронологически именно с этой, менее известной церкви начинается история итальянской фрески-обманки 17 века.

Композиция «Прославление рая» была выполнена в 1620-е годы, что делает ее примером раннего барочного иллюзионизма. Росписи в Иль-Джезу и Сант-Иньяцио были выполнены в 1670-х и 1690-х годах соответственно. Под куполом Сант-Андреа-делла-Валле изображены бесчисленные фигуры, которые, расположенные по концентрическим кругам, уводят взгляд зрителя в некую иллюзорную точку за пределами церкви. Тела, превращающиеся в массу света, бесконечно движутся по спирали и иллюстрируют не столько конкретный сюжет, сколько эмоциональное переживание — экстаз перед лицом вечности.

Под куполом Сант-Андреа-делла-Валле изображены бесчисленные фигуры, которые, расположенные по концентрическим кругам, уводят взгляд зрителя в некую иллюзорную точку за пределами церкви. Фото: Fiat 500e / Wikimedia.org

Параллельно с Ланфранко над декорацией Сант-Андреа-делла-Валле работал Доменикино, кисти которого принадлежат росписи карнизов с изображениями евангелистов (четыре фигуры под куполом). Закончив любоваться круговоротами «рая», сравните подходы двух художников к изображению. В этом соседстве всё —  конфликт традиции и новаторства, классической формы и барочной экспрессии, ясности и эффекта. Два полюса, представленных размеренным Доменикино и декоративным Ланфранко, представляют собой лаконичный, но меткий комментарий к вопросу об истории итальянского искусства вообще, которое двигалось по пути освобождения чувства от строгих рамок идеальной классики.

Современная церковная архитектура на задворках города

Вместе с американским архитектором Ричардом Мейером мы делаем резкий скачок в 21 век и отправляемся из центра Рима на задворки города. Вот она, судьба города с тысячелетней историей — за современностью придется ехать с двумя пересадками и идти пешком по футбольному полю.

Но такие сложности этого стоят. Тем более что церковь Дио-Падре-Мизерикордиозо построена лауреатом Притцкеровской премии, продолжателем идей Ле Корбюзье и Миса ван дер Роэ. Архитектор, известный своей приверженностью белому цвету, в 2000-е годы на окраине Рима построил однонефную церковь, основное пространство которой «обнимают» паруса из железобетона. Все здание пронизано естественным светом, торжество которого прерывает разве что деревянное распятие — единственный элемент внутренней декорации храма.

Церковь Дио-Падре-Мизерикордиозо построена лауреатом Притцкеровской премии, продолжателем идей Ле Корбюзье и Миса ван дер Роэ. Фото: Federico Di Iorio / Wikimedia.org

Увлеченный пуристскими идеалами, Мейер балансирует между лаконичным, даже аскетичным оформлением и оригинальными формальными решениями. В церкви нет эффектных фресок, однако их заменяют впечатляющие формы изогнутых стен, тени от которых разрезают пространство на ровные геометрические фигуры. Здесь нужно смотреть наверх — несмотря на полное несоответствие канонам Тридентского собора. Мейер приводит гостя к Богу через свет, тени и отблески солнечных лучей на белых панелях крыши.

И обязательная для мировой столицы Заха Хадид

В 2010 году в Риме открылся первый в итальянской столице самостоятельный музей современного искусства MAXXI. Проект поражает цифрами — 27 000 квадратных метров, на которых разместились экспозиция, лекторий, зоны мастерских; 150 миллионов евро на реализацию; самый крупный на момент открытия проект архитектора Захи Хадид.

Музей современного искусства MAXXI поражает цифрами — 27 000 квадратных метров, на которых разместились экспозиция, лекторий, зоны мастерских; самый крупный на момент открытия проект архитектора Захи Хадид. Фото: MAXXI — Museo nazionale delle arti del XXI secolo

У архитектора было несколько важных задач. Здание должно было встроиться в окружающую историческую застройку района Фламинио, дать кураторам свободу в создании выставочных проектов и максимально использовать естественный свет. В результате архитектор представила L-образную постройку, складывающуюся из нескольких самостоятельных форм. Кажется, словно здание разрасталось само по себе, постепенно застывая под палящим солнцем. Внутри — минимальное членение на залы и комнаты: отсутствие очевидных стен позволяет галереям, рампам и стеклянным панелям создавать архитектурные узоры, напоминающие калейдоскоп, в котором каждый поворот дает новый визуальный эффект.

Всегда можно посмотреть в сторону, насквозь, снизу вверх и сверху вниз. Зацепиться глазом за черные извилистые лестницы или тонкие несущие балки. Куда бы глаз ни падал, внутри MAXXI не спрятаться от ощущения живого, самостоятельного пространства, которое освежает помпезный итальянский воздух и завораживает сквозным обзором сквозь все три этажа современного искусства.

Внутри MAXXI — минимальное членение на залы и комнаты: отсутствие очевидных стен позволяет галереям, рампам и стеклянным панелям создавать архитектурные узоры, напоминающие калейдоскоп, в котором каждый поворот дает новый визуальный эффект. Фото: Jean-Pierre Dalbéra / Wikimedia.org

Все перечисленные места на одной карте

Для этого текста мы сделали подробную карту на Google Maps со всеми точками из этого путеводителя. Составление и обновление карт — трудоемкий процесс, поэтому доступ ко всем нашим картам (а их больше 120!) есть только у подписчиков телеграм-канала «Самокатус по подписке». Вы можете подписаться на него по ссылке (там же можно узнать, что еще вас ждет в этом канале). Подписка стоит 200 рублей в месяц, оплатить можно как российскими, так и зарубежными картами.

Текст: Дарья Дудко

Подписывайтесь на нас в соцсетях: телеграм-канал, Вконтакте, Яндекс.Дзен.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ