Отправляясь туда, где Азия встречается с Европой, советуем захватить с собой книги, которые непременно сделают перелет короче.

1. “Музей невинности” Орхана Памука

masumiyet

Признаемся, почти каждое произведение  одного из самых известных турков, лауреата Нобелевской премии по литературе Орхана Памука – литературная ода Стамбулу. Выбрать какой-то один роман было непросто. Исход дела решило то, что в старинном квартале Джихангир турецкой столицы расположен настоящий Музей невинности, вместивший в себя и сюжет одноименной книги, и иллюстрации жизни стамбульского общества середины XX века, и воплощение того, что по-турецки называется huzun (печаль). Произведение Памука – это больше, чем книга. Это прекрасный гипертекст в лучших традициях постмодернизма.

Обязанность музейных смотрителей не в том, чтобы, как принято считать, охранять вещи (конечно, все связанное с Фюсун, должно храниться вечно!), заставлять вести себя потише тех, кто шумит, а в том, чтобы дать почувствовать посетителям музея, что они находятся в храме, где надо испытывать смирение, уважение и благоговение, как в мечети.  Музей Невинности навсегда будет открыт для влюбленных, которым не найти в Стамбуле, где целоваться.

2. “Убийца из города абрикосов” Витольда Шабловского

Сборник очерков польского журналиста, идеальный образец нон-фикшна, показывает то, о чем молчат путеводители. Шабловский пишет о курдской проблеме, убийствах чести, культе Ататюрка и публичных домах. Если вам приелись картинки из многозвездочных отелей, а хочется этнографических подробностей в своеобразных новеллах с детальным обзором ситуации, то эта книга – для вас.

3.  “Путешествие в Стамбул” Иосифа Бродского

Да, любимый поэт филологических дев Иосиф Александрович не любил Стамбул и яростно в этом признавался. Но в его эссе описаны мельчайшие детали быта “Стамбула – базара Европы”, да так ярко, что понимаешь – от любви до ненависти один шаг.

Бред и ужас Востока. Пыльная катастрофа Азии. Зелень только на знамени Пророка. Здесь ничего не растет, опричь усов. Черноглазая, зарастающая к вечеру трехдневной щетиной часть света.

4. “Ночь каллиграфов” Ясмин Гата

Эта литературная биография женщины-каллиграфа Риккат Кунт вместе с описаниями жизни мастеров каляма покажет массу деталей турецкой действительности периода Ататюрка.

8878299B360B030774A01A70AABAF65B.cover_b

5.  Поэзия Назыма Хикмета

Хикмет – турецкий Пушкин. Стихи пламенного коммуниста, долгое время прожившего в Советском Союзе, все равно несут в себе отголоски турецких берегов.

Листья мои – руки мои, сто тысяч зеленых рук,
сто тысяч рук я протянул, касаюсь тебя, Стамбул,
листья мои – мои глаза, и я гляжу вокруг,
сотнею тысяч глаз гляжу, гляжу на тебя, Стамбул.

….

Листья мои – бьются они, как сотня тысяч сердец.
Я – дерево ореховое в парке Гюльхане,
но ни полиция, ни ты не знаете обо мне

Текст: Мария Вятчина

Подписывайтесь на нас в соцсетях: телеграм-канал, Вконтакте, Фейсбук, Яндекс.Дзен, Инстаграм.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ